Поиск по этому блогу

четверг, 14 июня 2018 г.

Нас снова обокрали

Страна получила 1,8 трлн рублей дополнительных нефтегазовых доходов за минувшие четыре месяца. Но народу на расходы дано всего 61,9 млрд рублей. Остальные средства подверглись «стерилизации», согласно «бюджетному правилу», введенному Минфином РФ по указке МВФ еще в ту пору, когда его возглавлял Кудрин.

Газета "Советская Россия" http://www.sovross.ru/articles/1705/39908

«Правило» следовало бы называть вампирским. Согласно ему, из экономики РФ постоянно высасываются финансовые ресурсы, что и привело к деградации производства, социальной сферы, обнищанию населения.
«Правило» действует уже около 20 лет. Его правительство периодически подправляет, увеличивая или уменьшая сумму, которая удерживается от попадания в бюджет. Последний вариант «правила» подписан президентом В. Путиным осенью прошлого года. Им установлено, что казне достанутся только доходы, полученные от нефти по цене 40 долларов за баррель. Но черное золото, как известно, растет в цене. «Правило» требует, чтобы средства, полученные сверх планки в 40 долларов, от бюджета отсекались. Что сейчас и происходит. По решению Минфина, допсредства уйдут в так называемый фонд народного благосостояния, в «подушку безопасности», по лукавому выражению Кудрина, а управлять «перьями» будет Центробанк во главе с Набиуллиной.

В Госдуме нередко звучит вопрос: как долго будет действовать в РФ финансовый вампиризм? Минфин медлит с ответом. Хотя ответ – на поверхности: пока у власти праворадикалы, страна будет терять углеводороды, ничего от них не получать и быть отстающей, бедной, унижаемой и битой всеми, кому не лень, и обкрадываемой чиновниками и дельцами.
На что же пойдут жалкие, по сравнению с около двумя триллионами, 61,9 млрд рублей? Об этом рассказал депутатам первый вице-премьер и министр финансов РФ Антон Силуанов, оговорившийся при этом, что его больше всего заботит сохранение прежней концепции бюджета.
Итак, Минфин распределил:
– 41 млрд руб. – на поддержку промышленности в части автомобилестроения, сельскохозяйственного машиностроения, дорожно-строительной техники;
– около 15 млрд руб. – на увеличение пенсий гражданам, уволенным с военной и приравненной к ней службам;
– 5 млрд руб. – на закупку автомобилей скорой медицинской помощи и школьных автобусов;
– 5 млрд руб. – на докапитализацию «Россельхозбанка»;
– 2 млрд руб. – на поддержку сельского хозяйства в виде субсидий, на возмещение затрат по модернизации объектов АПК.
Крохи просыплются на закупку лекарств, реализацию инфраструктурных проектов, на обеспечение детей-сирот, очно обучающихся по программам среднего профобразования, на поддержку РАН и отдельных культурных объектов.
В качестве бонуса, скорее виртуального, чем реального, Минфин спрогнозировал увеличение зарплат не на 4,1%, как планировалось, а на 6,3% и снижение инфляции до 2,8%, а не до 4%.
Впрочем, как может снижаться инфляция при растущих ценах на бензин, дизель, ГСМ? Вздорожание горючего всего на 1 руб. за литр резко поднимает цены на продукты прежде всего. И что это, если не инфляция? Крестьяне стонут: как жить? Молоко закупается максимум по 30 руб. за литр, а за бензин надо заплатить 45 руб. за такой же литр? Киловатт/час электроэнергии для аграриев продается за 6 рублей, а для промышленности – за 3,5 рубля. Чем провинились перед властью земледельцы, животноводы, садоводы? Почему их постоянно грабят?
Минфину все равно, что думают и говорят крестьяне. А вот выступление коллеги Кудрина Силуанов слушал завороженно. Видно по всему, что «лучший министр», пусть и бывший, остается для министерских финансистов авторитетом. Да и сам Кудрин, появившись в Госдуме после пятилетнего перерыва, теперь уже в качестве председателя Счетной палаты, смотрелся на думской трибуне так, будто и не сходил с нее... Он предрекал «дополнительные инфляционные риски, связанные с ослаблением рубля, а также с ускорением инфляции из-за роста цен на бензин». Таким образом, Кудрин намекнул, что меры правительства по стабилизации цен на бензин малоэффективны.
Фракция КПРФ не просто раскритиковала, а осудила минфиновский проект об уточнении параметров бюджета на 2018 год. По словам коммуниста Валентина Шурчанова, предложения Минфина противоречат предвыборным обещаниям Путина об увеличении на 8 трлн рублей бюджетных расходов на решение острейших проблем в стране. Минфин снова выводит деньги из российской экономики. В. Шурчанов заявил:
«Нельзя согласиться с тем, что уже 28 лет идут вот эти рыночные реформы, а ежегодные показатели ВВП ни разу не увеличивались более чем на 0,8%. Такого в истории России не бывало. За последние шесть лет темпы роста упали до 0,6%. Мы ж топчемся на месте. Стало быть, надо менять экономическую политику. Перемены начать наша фракция предлагает с расходной части бюджета, с отмены бюджетного правила. Пора наши деньги пустить на развитие промышленности, сельского хозяйства, образования, здравоохранения. Без этого не будет страна развиваться. Мы против проекта Минфина».
Предложенную Силуановым–Кудриным схему «пополнения», а по мнению оппозиции – обкрадывания бюджета страны на 2018 год одобрили в первом чтении 308 единороссов, КПРФ всей фракцией – 42 человека – высказалась против, против проголосовали 20 из 23 справроссов. ЛДПР и трое депутатов от «СправРоссии» отмолчались, как премудрые пескари.
Принятие в целом данного варианта «уточнений» в текущий бюджет запланировано на 21 июня – в канун
77-й годовщины вероломного нападения немецких фашистов на Советский Союз.

Галина ПЛАТОВА

Актуальный архив
 Откуда дровишки?
В настоящий момент невозможно найти газету, которая бы не коснулась вопроса использования Стабфонда, размер которого, на 1 мая, перевалил за 800 миллиардов рублей, золотовалютных резервов Центробанка, сверх доходов олигархов, по количеству которых Россия вышла на второе место в мире, промышленной политики. В результате такого наплыва денег, у руководства Минфина и членов правительства пошла кругом голова, и они, дабы не развалить нашу экономику, что произойдет неизбежно, если, верить, им, решили развалить американскую экономику, и вложили эти средства в американские ценные бумаги. «Средства Стабилизационного фонда и золотовалютного резерва Центробанка вкладываются в низколиквидные ценные бумаги зарубежных государств. Другими словами наши «нефтяные» деньги работают не на отечественную, а на иностранную экономику». «Аргументы и факты», Елена Панина, депутат Госдумы, заместитель Комитета по экономической политике Госдумы.

Но, несмотря на столь бурные дебаты вокруг Стабфонда, никто не поставил вопрос: а откуда, собственно говоря, дровишки, то есть, сверх прибыли, которые делятся между государством и олигархами? Те объяснения, которые мы слышим, что это результат возросших цен на нефть на мировом рынке, что это природная рента, могут удовлетворить разве что несведущих. Хотя, на первый взгляд все это кажется правомерным. Но так ли это на самом деле? Действительно ли это подарок природы или случайное везение, в результате колебаний цен на мировом рынке?
Чтобы вникнуть в эту проблему необходимо коснутся вопроса стоимости товаров, чем они определяются и что такое природная рента.
Не вдаваясь в глубины политэкономии можно констатировать общепринятую формулировку, что стоимость товара - есть кристаллизованный общественно необходимый труд. То есть товар стоит столько, сколько требуется среднего общественно необходимого труда на его производства. Обратного еще никто не доказал. При этом необходимо учитывать, что стоимость товара определяется не только количеством труда используемого на последней стадии производства, но и тем количеством труда, которое требуется для производства машин и оборудования, применяемых в процессе производства. В конкретных условиях стоимость товара можно разбить на постоянный капитал, это машины, оборудования, здания, сырье, который в процессе производства переносит свою стоимость на конечный продукт, и, переменный, - стоимость применяемой рабочей силы. В свою очередь стоимость применяемого постоянного капитала тоже раскладывается на постоянный капитал и рабочую силу. Выражение же стоимости товара в деньгах есть его цена, которая колеблется в зависимости от спроса и предложения. В условиях конкуренции и свободного перемещения капиталов, цена всегда колеблется вокруг стоимости. Из всего вышесказанного естественно вытекает, что цена товара зависит от стоимости применяемого постоянного капитала, то есть машин и оборудования, используемого в производстве, и стоимости рабочей силы, то есть от величины заработной платы наемных работников.
 Здесь стоит заметить, что сверхприбыль государство и олигархи получали и до последнего повышения цен на нефть. Цены же на нефть выросли в результате роста мировой экономики и, соответственного роста спроса на нефть, и сокращения запасов нефти в мире. Для выяснения же нашего вопроса колебания цен на мировом рынке не имеют значения.
 Предположим, что добытая в России одна тонна нефти стоит 1000 долларов. Из этой 1000 долларов 300 долларов идет на заработную плату нефтяникам, 400 долларов на постоянный капитал и 300 долларов составляет прибыль, которая распадается на налоги, необходимые платежи, как-то за право на разработку месторождения, и на доход предпринимателя. Теперь, допустим, в Норвегии тонна нефти стоит 1200 долларов, и распадается на следующие пропорции: 600 долларов идет на оплату наемного труда, 400долларов на постоянный капитал и 200 долларов прибыль, которая также включает налоги и доход предпринимателя. В Великобритании тонна нефти стоит 1500 долларов, и цена ее распределяется следующим образом: 600 долларов составляет оплата труда, 700 долларов затраты на постоянный капитал и 200 долларов прибыль. Если представить, что кроме вышеуказанных стран на мировом рынке никого нет, так как это не меняет сути дела, то придем к следующим заключениям.
При добычи природных богатств, которые неравномерно разбросаны по планете, и принадлежат различным собственникам, каковыми являются государства, возникают рентные отношения. В рентных отношениях цена производства в наихудших для капитала условиях, а это и налоги, и стоимость рабочей силы, и природные условия, и таможенные ограничения, является регулирующей рыночной ценой. И если цена на нефть еще вырастет, то ее начнут добывать и на больших глубинах морского дна, и тогда тонна нефти, на мировом рынке будет еще выше.
В нашем случае рыночная цена будет, находится на отметке 1500 долларов за тонну. Значит, российские предприниматели будут продавать нефть стоимостью 1000 долларов, по 1500 долларов за тонну. Откуда же у них появились дополнительно 500 долларов за тонну. И возникли они не из-за природных богатств России, хотя базисом это и является, а из-за налоговых льгот, со стороны государства, из-за низкой стоимости рабочей силы, из-за более высокой степени эксплуатации трудящихся России, и не только в нефтяной отрасли, а во всей сфере производства. Именно во всех, так как для добычи нефти необходимы трубы, буровые, машины, трактора и еще много чего, для производства которых, в свою очередь, необходим уголь, металлы, дерево, и весь этот постоянный капитал входит своей стоимостью в конечный продукт. И соответственно, чем ниже стоимость рабочей силы, то есть заработная плата, тем дешевле обходится тонна нефти для предпринимателя, тем больше он получит прибыли от продаже ее на международном рынке. Только эта прибыль, попадающая, при помощи государства, в карман олигархов, является не чем иным, как прибавочной стоимостью, созданной наемными работниками разных отраслей промышленности. Прибыли не порождаются рудниками, месторождениями, землей или капиталом, как таковым, но все это позволяет собственникам возможность получать доли прибавочной стоимости. А государство, всяческими методами, сдерживающее рост реальной заработной платы создает благоприятные условия для образования сверхприбылей. И если добавить к этому налоговые льготы для олигархов, которые платят всего 9 процентов со своих доходов, в то время как простые граждане платят 13 процентов, то становится вполне понятным бурный рост крупных капиталов.
Сегодня можно констатировать, что в торговле сырьем на международном рынке возникает не природная, а государственная рента. Государственная собственность на территорию, где добывается нефть и другие природные богатства, где государство имеет право устанавливать налоги, где оно принимает активное участие в регулировании заработной платы, где государство всячески препятствует волеизъявлению народа, и создаются возможности получения сверх прибыли, а поэтому данную сверхприбыль надо считать не природной рентой, а государственной.
Так, что если бы шахтер получал не 300 долларов, а 3000, в машиностроении заработная плата была бы не ниже 2500 долларов, и в металлургии не ниже, врач и учитель - не мене 1000долларов, а предприниматели, капитализировали полученную прибыль, то никаких сверхприбылей бы и не возникло, никакого перегрева экономики и не случилось, а у членов правительства и Минфина не болела бы голова, о том, как использовать дополнительные доходы. Как стерилизовать излишние деньги и не допустить их в экономику страны.
И тогда, согласно нашего примера, стоимость тонны добытой в России нефти стала бы стоить не тысячу долларов, а предположим 1400 долларов распадаясь в следующей пропорции: 600 долларов оплата труда, 600 долларов затраты на постоянный капитал и 200 долларов прибыль, а 100 долларов возникшей сверх прибыли могли быть успешно, по решению парламента, вложены в будущее развитие страны, в науку, в развитие новых технологий. И в этой ситуации, проблему использования средств решали бы тысячи россиян, как наемные работники, так и предприниматели различных отраслей. И поверьте, они бы разместили их с пользой для себя и страны, и у них бы не возникло желание размещать их в ценные бумаги иностранных государств.
По всему видно, что наше государство, идущее на поводу у олигархов, так сильно развернулось в выжимании пота из своего народа, что вот-вот захлебнется, и без помощи народа ему никак не спастись.
Виталий Глухов
10.10.2005 г.  


Комментариев нет:

Отправить комментарий