Поиск по этому блогу

Загрузка...

Klark651

Loading...

понедельник, 21 ноября 2016 г.

Чубайс и ваучеризация всей страны

Игра в ваучеры. «Народный капитализм» обошёлся почти без народа

25 лет назад, в ноябре 1991 г., председателем Госкомимущества РСФСР был назначен Анатолий Чубайс. Именно это ведомство занималось организацией приватизации.

В чём виноват Чубайс?   

«К этому моменту скрытая приватизация шла уже несколько лет, — вспоминает историк и политолог Сергей Станкевич, а тогда советник президента Б. Ельцина. — Предприятия переписывали на себя их директора, причём забирали готовую продукцию, доходы от её продажи и основные фонды. А обременения — например, детсады и школы — оставляли государству. Но это были серые схемы, надо было ввести процесс в законное русло».
«В 1991 г. Верховный совет РСФСР принял закон “Об именных приватизационных счетах и вкладах”, — рассказывает экономист Андрей Бунич. — С чёткой и продуманной схемой, аналоги которой были потом реализованы в бывших соцстранах. На каждого гражданина открывались именные приватизационные счета на 14 тыс. руб. К этим счетам были привязаны именные приватизационные чеки. Счета можно было использовать для приобретения акций, недвижимости, автомобиля. Но тут появился Чубайс, который заявил, что бесплатная приватизация — ерунда, её надо проводить за деньги».

Нужно было сменить руководителя Госком­имущества потому, что группе влиятельных депутатов и министров прежняя схема мешала «прихватизировать» госсобственность. «Но не прошло и года, как Чубайс “вдруг” предложил вернуться к идее бесплатной приватизации, проталкивая подготовленный в спешке указ Ельцина, — вспоминает Бунич. — Спешка спешкой, но всё необходимое для замаскированной под реформу аферы в указе было: безымянные чеки, чековые фонды, фактическое отстранение трудовых коллективов от приватизации и преимущест­ва для директоров. Ваучерная приватизация “по-чубайсовски” стала родовой травмой нашей рыночной экономики, миной под право частной собственности, лишающей её законности».

«Хопёр» и другие

«По Чубайсу» вся постсоветская экономика оценивалась в 100 млрд долл., или 1 т­рлн 400 млрд руб. Цифру дала последняя оценка балансовой стоимости советских предприятий, которую проводили ещё в 1984 г. От этой суммы взяли 35% — такую долю госсобственности решили передать народу — поделили на всё население страны и получили номинал ваучера 10 тыс. руб. «Вот такой простой арифметический расчёт. Это были достаточно условные цифры», — считает Станкевич. Ваучер можно было продать на чёрном рынке, вложить в чековый фонд или обменять на акции предприятий. 34% россиян, согласно статистике, выбрали первый путь — продажу, хотя обещанной Чубайсом стоимости двух «Волг» приватизационный чек так никогда и не достиг: сначала за него давали 40 долл., затем — 10 и 5. 25% граждан отдали чеки в разнообразные фонды — «Хопёр», «Тибет» и т. д. Те вкладывали их в акции предприятий, брали под их залог кредиты, и акции в результате доставались заинтересованным лицам. Схем было много, но конец один — фонды банкротились и оставляли тех, кто им доверился, ни с чем.

  
Сколотить состояние на приватизации, по мнению экспертов, удалось только «красным директорам», представителям партийной элиты и оргпреступности. «В первую очередь приспособились те, кто имел опыт работы в теневой экономике, — считает С. Станкевич. — Скупка ваучеров была их любимым занятием. Властям надо было практически в ежедневном режиме следить за работой организаций, имеющих отношение к приватизации, но этого никто не делал». Не было и необходимых законов, поэтому чековые фонды и прочие участники приватизации действовали бесконтрольно и безнаказанно. «Правовой вакуум характеризуется тем, что закон о приватизации был принят в 1997 г., тогда как она завершилась 30 марта 1994 года!» — отмечает А. Бунич.
В этих условиях россияне, которые всё-таки вложили свои ваучеры в российские предприятия, став их акционерами (а таких оказалось около 15%), были фактически бесправны. Акции у них принудительно выкупали или же их стоимость «размывали» с помощью выпуска дополнительных бумаг. Особенно часто использовали такие методы выдавливания мелких акционеров сырьевые и перерабатывающие компании. На сегодня из числа вложивших ваучеры в предприятия акционерами остаются всего 3-4%.
«Три ваучера наша семья обменяла на акции фонда, потом прогоревшего, а три других — на акции “Газпрома”, — рассказал “АиФ” Сергей Жаворонков​, старший эксперт Института им. Гайдара. — На пике, в 2008 г., наш пакет стоил 1,5 млн руб., теперь несколько меньше. Дивиденды платят маленькие (7,8 руб. за акцию. — Ред.), но сами акции представляют значительную ценность. Пусть пока полежат».
Ваучеры были тем куском, который кинули народу с барского стола. Основная приватизация проходила без участия граждан, но с таким же огромным количеством нарушений (см. «Кстати»). Только ставки в той игре были гораздо выше.
  Как проходили залоговые аукционы
Из доклада Счётной палаты «Анализ процессов приватизации государственной собственности в Россий­ской Федерации за период 1993‑2003 годы».
Консорциум коммерческих банков в составе «Империал», Инкомбанк, Онэксимбанк, Столичный банк сбережений, «Менатеп» и АКБ «Международная финансовая компания» «ф­актически кредитовал государство государственными же деньгами. Минфин России предварительно размещал на счетах банков... средства в сумме, практически равной кредиту, а затем эти деньги передавались Правительству РФ в качестве кредита под залог акций наиболее привлекательных предприятий. В результате банки, “кредитовавшие” государство, смогли непосредственно либо через аффилированных лиц стать собственниками находившихся у них в залоге пакетов акций государственных предприятий».
P.S.: Можно ли помочь тем, кто вложил свой ваучер в «Тибет», «Хопёр-Инвест» и другие чековые фонды? «Добиться компенсации путём обращения в полицию не удастся — истёк срок давности, — считает адвокат Олег Сухов. — А гражданский иск не имеет смысла: у мошенников, организовавших эти фонды, вряд ли обнаружится имущество, на которое можно наложить взыскание».

--------------------------------------------------------
 ВЗЯТКИ ГЛАДКИ
История борьбы за Уралмаш
(Актуальный архив)

Философские тревоги.
Двигателем перестройки стали «движущие силы» Застоя.
Трезвые люди и честные граждане поняли это уже давным-давно. Ещё когда вместо живых прохиндеев-современников газеты стали лягать мертвого Сталина…
Но кто же они, эти движущие силы застоя?
Сила эта – наш старый знакомый хозяин жизни, всем знакомая бюрократия (не путать со служащими и работниками административно-государственного аппарата!). Она, как все проникающий злой Демон, меняет обличья, сбрасывает старую, послужившую ей политическую шкуру, напяливая на себя другую.
Вот её семилетний «гардероб»: вначале она была «коммунисткой» на почве антидемократии и антипатриотизма в рамках СССР. Затем – «демократкой» на почве антикоммунизма и антипатриотизма в условиях его развала. А теперь бюрократия стала вдруг «патриоткой» с примесью демократической риторики и яростного антикоммунизма в новых рамках «суверенных государств».

По меткому определению писателя Бориса Олейника, такие люди – это «коммутанты». То есть, не люди, а биологический вид…
Народ же, если он не «охлос», обязательно уважает Государство, без которого люди неизбежно превращаются в обезьян.
С началом объявленной перестройки народ ожидал, что государственная собственность, которую буквально «облепила» бюрократия, рекрутированная из рядов «советской интеллигенции», будет фактически передана своему юридическому собственнику. Кто же он? Да, крестьянин, вырастивший хлеб на полях Родины, рабочий, который не делает брака, и интеллигент, который НЕ ВРЁТ, а мыслит вместе с рабочими и крестьянами.
Ибо монополии на мышление – нет ни у кого!
Вопрос: что же, для оправдания этих ожиданий народа, нужно было сделать? Разберёмся.
Из личного жизненного опыта каждый знает: сплошь да рядом в трудовом коллективе человека наказывали не за то, что он плохо работает, а именно за то, что он работает (или страстно желает работать) именно хорошо. Избавляясь от хорошего работника за то, что он самим фактом своего существования обнажает фактическое безделье своего начальства, бюрократия расправлялась с ним при помощи государства. Это – трудовое законодательство, должностные инструкции, партком и профком. Услужливое «общественное мнение» коллектива нередко подводило под это административное хулиганство, так сказать, «моральную базу»: за неуживчивость принципиального изгнать!
Что же должно было сделать наше Общество ещё в 1985 году?
Во-первых, «оживить» и резко активизировать до сих пор ещё мёртвую статью 139* УК РСФСР (преследование за критику). Это помогло бы значительно и надежно уравнять шансы победы в борьбе принципиального работника (= члена общества!), вообще честного человека с «административным хулиганством» его начальника-бюрократа. Честное Государство – против «бесчестного государства», проще говоря…
И, во-вторых, нужно было «перевернуть» главное производственно-юридическое отношение в самом трудовом коллективе, т.е. в сфере государственной собственности. А именно: вместо найма работников (они же – граждане Государства) администрацией перейти к найму администрации – Трудовым Коллективом, т.е. работниками непосредственного труда.
А такие настойчивые попытки трудящихся, просаботированные, однако, парткомами КПСС, были.
Ах, так! Захотели лишить меня частной собственности на государство? Вот вам всем! – пообещала Бюрократия и… государство СССР разрушила, обрекая всех нас на превращение в обезьян.
- Обезьянничайте на «западный манер», - посоветовали её идеологи, местные и иностранные, - и вы войдёте в цивилизованное пространство.
Как будто к «цивилизованному пространству» не относятся психиатрическая больница, общественный сортир, загородная свалка или… тюрьма.
Совет, однако, был принят. И вот теперь - ВАУЧЕРЫ.
Что же они такое? Это – символы собственности вместо самой собственности.
Ваучер – это расписка, которую бюрократии и коммутантам должны дать люди в том, что за разрушенное у них государство, народ её не станет судить.
Взял ваучер – и взятки гладки!
И никаких претензий больше предъявлять не моги…
А. КАЗАКОВ, член рабочего философского клуба
им. Иосифа Дицгена.
Екатеринбург.
 «РИТМ», № 108 (11751), суббота, 3 октября 1992 года. Тираж 5460.
«ГЛАСНОСТЬ», № 6 (132), 11 – 17 февраля 1993 г. Тираж 132.000.
«УРАЛЬСКАЯ ГАЗЕТА», № 30, октябрь 1993 г. Тираж 13.000.
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий