Поиск по этому блогу

Klark651

Loading...

вторник, 25 апреля 2017 г.

Почему Россия обогнала США по ценам на бензин

Во времена оны был такой лозунг: «Догоним и перегоним Америку». Судя по всему, он не забыт и продолжает претворяться в жизнь — не без успеха. По крайней мере, в такой несколько неожиданной области, как цены на бензин. По ним мы с американцами сравнялись. Как и в Штатах, стоимость литра горючего у нас составляет $0,68, или более 38 рублей.

Это статистическое «достижение», обнародованное в свежем рейтинге Bloomberg, рождает вопрос: почему цены в России, обладающей внушительной ресурсной базой углеводородов, серьезными перерабатывающими активами, огромной историей топливной промышленности, постоянно растут — даже когда падают котировки нефти? Кто тот злодей, который выжимает по максимуму «черное золото» и повышает расценки на АЗС?

Обычно, отвечая на вопрос о ценообразовании бензина, представители отрасли называют длинную цепочку факторов, каждый из которых становится кирпичиком в фундаменте конечной стоимости горючего. Это затраты на разведку и добычу, транспортировку, изготовление топлива и его розничную продажу. Стоит разложить все эти составляющие на отдельные компоненты и оценить, какой процент каждый из них прибавляет к цене бензина.

Начнем с разведки и добычи нефти. Простым этот процесс не назовешь. Действительно, самые серьезные запасы «черного золота» располагаются в северной части России, где столбик термометра более полугода не поднимается выше нуля, отсутствует инфраструктура, наблюдается дефицит рабочей силы. Может показаться, что это — главная статья расходов, сильнее всего бьющая по тарифам. Но, как показывает практика, больше всего средств добывающие компании тратят на первоначальных этапах создания полноценного нефтяного производства. Грубо говоря, пробурив один раз скважину, можно качать из нее сырье два-три десятилетия. Уже после пяти лет с начала эксплуатации добывающих объектов они начинают снимать сливки. В итоге, по оценкам экспертов Российского топливного союза, доля нефти в конечной стоимости литра бензина чисто символическая — около 5%.

Вторая статья расходов производства бензина — транспортировка. До НПЗ сырье добирается разными путями: на танкерах, по железной дороге и по трубопроводным магистралям. За все это приходится платить.

Однако, невзирая на умозрительную масштабность, транспорт можно считать чуть ли не самой дешевой составляющей в цене топлива. Она отнимает 2% от стоимости бензина.

Теперь о переработке — очистке от примесей, повышении октанового числа, разделении на фракции. Несмотря на трудоемкость этих операций, НПЗ закладывают в бензин также не самый весомый процент — 6% от конечной цены.

Последняя расходная составляющая, которую можно причислить к производственным процессам, — это розничная торговля. Не секрет, что большая часть заправочных комплексов в России принадлежит крупным, вертикально интегрированным компаниям. Они и диктуют цены на своих АЗС. Розница регулируется Федеральной антимонопольной службой (ФАС). Ведомство часто проводит расследование в отношении нефтяных холдингов, пытаясь доказать, что они несправедливо повышают тарифы. Правда, не все такие дела решаются в пользу ФАС. Если вернуться к доле расходов на содержание и обслуживание АЗС, то она составляет примерно 12% от стоимости готовой продукции.

Теперь самое интересное — налоги. Ставка налога на прибыль в России составляет 20%, а налога на добавленную стоимость — 18%. Нефтяные компании платят и те, и другие сборы по максимуму, никакие льготы на них не распространяются. Есть еще налог на добычу полезных ископаемых. Он рассчитывается по специальной формуле и может доходить до 17% от стоимости бензина. Прибавим к этому топливные акцизы в 12%. В результате получаем около 67%, тогда как себестоимость составляет 25% (остальное — чистая прибыль). Поэтому, когда ищешь ответ, почему в нашей стране цены на горючее так же высоки, как и в США, то претензии следует адресовать государству, устанавливающему налоги.

В Штатах, в отличие от России, доля всех налогов в стоимости бензина не превышает 15%. Кроме того, там добывается так называемая легкая нефть. Глубина переработки, позволяющая получать более качественный бензин, причем в больших количествах, на американских заводах выше, чем у нас. Также в США помимо крупных перерабатывающих предприятий существует несколько десятков небольших НПЗ, закрывающих потребности в топливе как целых штатов, так и отдельных городов. Конкуренция в сфере производства бензина и сбыта там в разы выше, чем в России.

Так, может быть, нам не рваться за Америкой? В ценовом плане, конечно. Лучше догонять американцев в других отношениях — в развитии отрасли, приведении производства в соответствие с мировыми стандартами, разработке гибкой налоговой системы, позволяющей сдерживать рост топливных тарифов. В США средняя заработная плата составляет $3500 — или почти 200 тыс. рублей. В России — всего 36 тыс. рублей (примерно $650). Американец может позволить себе купить с оклада почти 5,5 тыс. литров бензина, россиянин — в пять с лишним раз меньше. В нашей стране рост топливных цен обгоняет инфляцию. В Штатах, когда предложение горючего начинает превышать спрос, можно увидеть снижение тарифов. Может, нам лучше синхронизировать именно эти ориентиры?..

Впрочем, вряд ли такая идея найдет отклик у отечественных чиновников. Бюджет страны более чем наполовину зависит от налоговых поступлений сырьевого сектора. Резать такую дойную корову никто не будет. Хотите жить в топливном раю — отправляйтесь в Венесуэлу. Цены на бензин там регулируются и не превышают 2 центов за литр.

Николай Макеев
  
Актуальный архив
Столкновение двух малых величин 
Значительный рост цен на бензин вызвал не только недовольство граждан политикой правительства, но и обострил дискуссию о роли государства в экономике. И тем самым, дал понять, что с какой бы стороны мы не подходили к вопросам ценообразования, мы неизбежно придем к вопросу о государстве, т. е. о власти, которая, в лице Михаила Фрадкова и Германа Грефа, делает «неимоверные» потуги стабилизировать рост цен на бензин, предполагая, что он будет бесконечным. А журналисты и эксперты, пользуясь моментом, выдают множество советов по стабилизации цен, обнаруживая полную несостоятельность.
Не стала исключением и «Новая газета», предложившая своим читателям дискуссию по вопросам роста цен на бензин, между обозревателем газеты Борисом Вишневским и профессором Высшей школы экономики Иваном Родионовым.
Дискуссию начинает Вишневский с вопроса: «Почему растут цены?». И тут же отвечает: «Только и слышим про «объективные причины». Про рост мировых цен на нефть, при котором становится выгоднее продавать сырье за границу, где больше платят. Про высокий налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Про отсутствие биржевой торговли нефтепродуктами, которая дала бы возможность мелким и средним компаниям не зависеть от крупных поставщиков. Про ничтожные штрафы за сговор монополистов, которые можно платить хоть каждый день, не беднея. И так далее».
Оценивая ситуацию с ценами на бензин, Вишневский, между прочим, вскрыл еще одну проблему – это монополизация СМИ, которые как раз и находятся под контролем государства и монополистов. А поэтому и освещают все процессы в обществе весьма тенденциозно. И эта проблема гораздо важнее цен на бензин. Но, им ближе проблема роста цен на бензин.
Иван Родионов, профессор Высшей школы экономики, особо голову не ломает, и выдает, как написано в посредственном учебнике политэкономии – цены растут, так как имеется дефицит.
«Основная проблема, позволяющая повышать цены на бензин, — это дефицит высокооктанового топлива в условиях роста числа современных личных автомобилей. Этого топлива выпускается немного, потому что вся та инфраструктура, которую мы получили в наследство от СССР, была рассчитана на среднеоктановый бензин А-76, и мощностей на высокооктановые А-92, А-95, тем более А-98 — мало. Поэтому существенная часть бензина А-98 до сих пор импортируется. Мощностей же не хватает потому, что в течение 15 лет нефтяные компании не вкладывали в нефтепереработку из-за того, что размер требуемых вложений в один НПЗ велик (от семисот миллионов до миллиарда долларов).
Сначала у них был кризис, потом высокие цены… в общем, все как-то руки не доходили, а правительство не подталкивало.
Пример бензина очень хорошо показывает полную недееспособность экономического блока нашего правительства в вопросах управления капиталистической экономикой».
Профессор просто великолепен, так как, не подозревая того, сдал оптом всех наших рыночников. Родионов прямо указывает, что сегодняшние магнаты, вместе с властью, все это время паразитировали на том, что было создано в период существования СССР, и ни копейки не вложили в развитие отрасли. Объяснения же, что необходимы значительные вложения, никого и нисколько не оправдывают. Яхты Абрамовича стоят гораздо больше, чем один НПЗ.
Хороши и дополнения, которые дает профессор: «правительство не подталкивало»; «…недееспособность экономического блока нашего правительства в вопросах управления капиталистической экономикой».
В самом начале своей заметки Иван Родионов, профессор Высшей школы экономики, твердо заявляет, что государство может и должно регулировать цены на бензин, но только не в административном порядке. Но, буквально через пару строчек, выставляет претензии правительству, что оно не подталкивало нефтяных магнатов строить НПЗ, что правительство проявило недееспособность.
Однако этого нельзя признать безоговорочно. Если вспомнить, что отмечает и Вишневский, правительство отменило налог с продаж, снизило НДС, только это, как мы видим, не привило к снижению цен, и не подтолкнуло к строительству НПЗ.
«Что делать?» - задается вопросом Борис Вишневский. «Рассчитывать на «социальную ответственность нефтяных компаний», как однажды выразился Герман Греф? Или создать более надежные механизмы?»
И сам же отвечает: «…если российский рынок не может ограничить цены на бензин — а речь идет о товаре, без которого решительно невозможно обойтись, — это должно быть сделано помимо рынка. Иначе говоря, цены на бензин должны регулироваться государством. Точно так же, как регулируются цены на жилищно-коммунальные услуги, общественный транспорт и телефон».
И тут же выдвигает аргументы против современных либеральных бюрократов. «Заранее слышу возмущенные крики с обещаниями неминуемого фиаско в случае их реализации. Нефтепродукты начнут еще больше экспортировать, и внутренний рынок немедленно опустеет. Ограничат экспорт — компании сократят добычу нефти, чтобы не продавать бензин по низким ценам, установленным государством. В результате возникнет повальный дефицит бензина, которого по этим ценам просто не будет. А у спекулянтов он будет, но по высоким ценам. Как и было с различными «регулируемыми» товарами в советские времена.
Считает ли кто-либо Соединенные Штаты Америки нелиберальной (в экономическом смысле) страной? Между тем некоторое время назад республиканское большинство в сенате потребовало расследования причин повышения стоимости энергоносителей, а затем конгресс принял закон, вводящий уголовную ответственность за «необоснованное завышение цен на бензин».
Это у них могут признать рост цен необоснованный, а у нас все обоснуют и докажут.
Если бы Борис Вишневский задумался над тем, кого он критикует и против кого он выдвигает аргументы, то неизбежно пришел бы к выводу, что главной причиной сложившейся ситуации с ростом цен на бензин является само государство. Подходы правительства к проблемам экономики. Нужно признать, что наше правительство регулирует сферу производства и сбыта нефтепродуктов, но регулирует в интересах узкого круга причастных к этой сфере, а не в интересах большинства потребителей. А поэтому призывы к непосредственному вмешательству власти в процесс ценообразования, без изменения этой власти, мало что дадут. Положение с электроэнергией и газом, где тарифы растут постоянно и нисколько не медленнее чем бензин, показывает, что данное государство не намерено сдерживать цены и отказываться от возможных прибылей.
Об этом же говорит и Иван Родионов, который, по сути, не дискуссирует с Вишневским, а подтверждает его доводы.
«Что касается вопроса о необходимости государственного регулирования данного рынка, то оно неизбежно, и дело здесь в том, что капиталистическая реформа в нашей стране была и есть однобокая и незавершенная. Есть области полностью регулируемые, есть полурегулируемые, есть совсем нерегулируемые. В этих условиях у бизнеса существует свобода для маневра, арбитража, чего государство, в общем-то, позволять не должно. А постиндустриальная экономика не может жить у нас на основе закона спроса и предложения в их явном виде».
Если не замечать выражений типа: «капиталистическая реформа», (смешнее выражения трудно и придумать), то мы видим, что и Иван Родионов напирает на то, что данное государство никуда не годное. Существующее государство поставлено на службу узкому кругу лиц, и тем самым ведет страну к хаосу, создавая все больше и больше проблем.
К сожалению ни Вишневский, ни Родионов, так и не поняли этого, а поэтому считают, что главные причины в «элементарной квалификации правительства в управлении экономикой», а поэтому и выдают массу никому не нужных советов, так как правительству это не интересно, а те, кто заинтересован – не может их осуществить.
«Тот, кто вырастил картошку у себя на даче, имеет полное право торговать ею по любой цене. Тот, кто сшил костюм или придумал компьютерную программу, — тоже. Но нефть никем не «выращивается» и не «шьется». – Делится своим пониманием ситуации Борис Вишневский. - То, что создано природой и является в соответствии с Конституцией «основой жизнедеятельности народов, проживающих на соответствующей территории» (а также продукты переработки), не может и не должно предлагаться гражданам по тем ценам, которые захочет установить узкая группа лиц, получившая по тем или иным причинам право эксплуатации соответствующих месторождений».
Важно, как раз то, по каким причинам, и на каких условиях получены права на эксплуатацию месторождений и работающих на них. От этого зависят и цены на бензин, и заработная плата наемных работников, и доходы государства.
«Сейчас Министерство экономики пытается убедить нас, что рост стоимости бензина должен соответствовать темпам инфляции в нефтедобывающей стране. Это просто издевательство. У государства есть огромные финансовые ресурсы, которые вполне можно отрабатывать на том же самом бензиновом рынке. – Советует Иван Родионов. - Купив бензин зимой и продав его летом на 5% (а не 20—30%, как сейчас) дороже, государство получило бы доходность на средства Стабфонда больше, чем от вложений в зарубежные ценные бумаги при более низком риске».
У данного государства много чего есть, да видимо не по нашу честь. Пора освобождаться от иллюзий «капиталистических реформ», проводимых, согласно представлению профессора, в интересах всех капитализированных россиян, тогда и не будет необходимости выдавать никому не нужные советы.
 Иван Тевризский
20.09. 2006г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий