Поиск по этому блогу

Загрузка...

Klark651

Loading...

понедельник, 3 октября 2016 г.

Черные дыры российской экономики

Заключение счетной палаты по Сколково.

Обращения в Генпрокуратуру направляются, если аудиторы видят нарушения закона в ходе проверок, пояснил РБК собеседник в палате. Прокуратура направила представление президенту фонда «Сколково» по фактам необоснованного расходования грантов отдельными участниками проекта, сообщила пресс-служба Счетной палаты в ответ на запрос РБК, но других претензий не выдвинула.

Проверка Счетной палаты охватывала период с 2013 по 2015 год. За это время федеральный бюджет потратил на проект 58,6 млрд руб., и бюджетные субсидии составили львиную долю доходов фонда «Сколково» — почти 78%, хотя по закону фонд должен жить в основном на собственные средства, указывают аудиторы. Еще 5,7 млрд руб. (почти 7% дохода) «Сколково» получило от размещения бюджетных денег на банковских счетах. Собственная операционная деятельность принесла фонду только 4,5% доходов.

Госденег больше, чем нужно


«Сколково» всегда получало из бюджета больше, чем ему требовалось: так, за весь 2013 год фонд потратил на 2 млрд руб. меньше того остатка, что был на его счетах в начале 2013 года (23 млрд руб.), видно из отчета Счетной палаты. Тем не менее в том же году фонд получил из бюджета еще 13,5 млрд руб. В 2014 году бюджетное финансирование «Сколково» составило 41,2 млрд руб. при расходах в 22 млрд руб., а в 2015 году — 38,6 млрд руб. при расходах в 22 млрд руб. Ответственность за необоснованное выделение субсидий «Сколково» Счетная палата возлагает на Министерство финансов, которое «ненадлежаще исполняло контрольную функцию» в отношении фонда.

В проект «Сколково» вкладываются не только бюджетные средства и внебюджетные доходы фонда «Сколково», но и частные инвестиции, спорит старший вице-президент по внешним коммуникациям и рекламе фонда «Сколково» Александр Чернов. Так, на конец 2015 года инвесторы обязались вложить 86 млрд руб. в инфраструктуру проекта, а всего объем финансирования инвесторов должен составить не менее 170,8 млрд руб., сказал он РБК.

Минфин, по мнению аудиторов, также нарушил закон о бюджете на 2016 год, разрешив «Сколково» не возвращать в казну 658 млн руб., переведенных в иностранную валюту. О том, что «Сколково» не нужно возвращать находящиеся на валютных банковских счетах бюджетные деньги, в частности, говорилось в письме директора департамента бюджетной методологии Минфина Сергея Романова, которое цитирует Счетная палата. Та же позиция и у замминистра финансов Андрея Иванова, пишут аудиторы. 

Минфин на запрос РБК не ответил.

Фонд получал проценты по остаткам на своем текущем расчетном счете в соответствии с законом, подтвердило «Сколково» РБК. Со всех этих доходов уплачены налоги, намеренно никаких операций с бюджетными деньгами ради получения дохода фонд не совершал, следует из сообщения фонда. Доходы направлены на развитие проекта и помогли фонду минимизировать влияние инфляции при строительстве его инфраструктуры, поясняет «Сколково». Часть бюджетной субсидии была переведена в иностранную валюту для текущих расчетов с иностранными контрагентами; «Сколково» было готово вернуть в бюджет эти деньги в 2016 году наряду с рублевыми остатками субсидии, но это оказалось невозможно — Федеральное казначейство обслуживает только рублевые счета, пояснил фонд РБК.

Показательный Сбербанк

Согласно отчетности, «Сколково» значительно перевыполняет многие показатели эффективности, но объективно оценить достижения фонда невозможно, так как методику установления целевых показателей проекта Минфин утвердил лишь в декабре 2015 года, указывает Счетная палата. Кроме того, один из показателей эффективности — выручка компаний — участниц проекта — на 40% сформирован за счет одного такого участника — дочерней структуры Сбербанка, ЗАО «Сбербанк Технологии», приводят пример аудиторы. Выручка этой компании составила 32,2 млрд руб., но все ее технологические решения предназначены только для Сбербанка, отмечено в отчете. Еще 37,2% выручки пришлось на 36 участников проекта (всего в «Сколково» участвуют 1432 компании), но у шести из них среди видов деятельности не значится научно-исследовательская, хотя участие в проекте «Сколково» это предусматривает.

В целом есть риск отсутствия связи между выручкой и исследовательской деятельностью ряда участников «Сколково», считают аудиторы. В пример они приводят компанию «Миррико Сервис», которая заявлялась как разработчик технологии, упрощающей транспортировку нефти, хотя эти ее продукты производятся и продаются с 2010 года.

11 из 36 компаний, показавших наибольшую выручку (больше 100 млн руб.), принадлежат организациям, зарегистрированным в офшорах — на Кипре и Британских Виргинских островах, выяснили аудиторы. Оценить реальный масштаб вывода средств через эти компании аудиторы затруднились.

Участники проекта «Сколково» получают льготы по уплате таможенных пошлин и преференции при налогообложении, напоминает Счетная палата. Сколько на этом теряет бюджет, никогда достоверно не оценивалось. Федеральная налоговая служба подсчитала лишь недополученные бюджетом суммы от земельного налога (2,4 млн руб. в 2013 году, 431 млн руб. в 2014 году) и налога на имущество организаций (36 млн и 62 млн руб., соответственно). Сам фонд оценил объем льгот по налогу на прибыль организаций (909 млн руб. в 2014 году и 958 млн руб. в 2015 году) и страховым взносам — 1,8 млрд руб.

Прокуроры проводят доследственные проверки в отношении участников проекта «Сколково» — ООО «Органические световые решения», ООО «Фарма Био» — по фактам необоснованного расходования грантов, знает представитель Счетной палаты. Генпрокуратура направила представление президенту фонда «Сколково» в связи с этими фактами. Управляющая компания «Сколково» слишком долго не принимала решения о досрочном лишении статуса участников проекта в отношении нарушителей правил, чем также нарушила закон о «Сколково», считает Генпрокуратура. Рассмотрение представления и доследственных проверок контролируют сама Генпрокуратура, а также прокуратуры Москвы и Петербурга, сказано в сообщении Счетной палаты.

Гранты для своих

Одна из задач «Сколково» — грантовая поддержка научно-исследовательских проектов. За три года фонд потратил на это 4,8 млрд руб. — 7,4% от общей суммы своих расходов за счет субсидий из федерального бюджета. В 43 млн руб. обошлись вознаграждения членам грантового комитета, где не должно состоять больше половины сотрудников фонда. Еще 309 млн руб. получили эксперты, которые оценивают проекты.

По правилам и эксперты, и члены грантового комитета должны отказываться от работы, если являются заинтересованными лицами, в том числе по отношению к грантополучателям. Заинтересованными в проектах лицами оказались почти 60% из 1188 экспертов и 30% из 15 членов грантового комитета, пишет Счетная палата.

В числе грантополучателей аудиторы называют Центр инноваций Натальи Касперской, которая входила в грантовый комитет, но по этому вопросу не голосовала. Компания Касперской получила грант в 50 млн руб. на создание «универсальной платформы для анализа, управления и контроля информации в современном информационном пространстве», сказано в отчете Счетной палаты.

Касперская подтвердила РБК получение гранта от «Сколково». Речь, по ее словам, идет о создании системы защиты от утечек для мобильных телефонов. Нарушения правил при распределении грантов допущено не было, считает собеседница РБК: члену грантового комитета разрешено заявить о заинтересованности в проекте, и в таком случае он не допускается к голосованию и не может знакомиться с материалами, имеющими к нему отношение. Сравнивая процедуру, принятую в «Сколково», с традициями других грантовых комитетов, в которых участвовала, Касперская считает эту одной из самых прозрачных. Счетная палата полагает иначе: «Механизм выбора получателя гранта не позволяет исключить возможность преимущественного получения гранта компаниями, связанными с членами грантового комитета». В один день с компанией Касперской, в июне 2015 года, гранты на 30 млн и 49,6 млн руб. получили еще две компании, близкие к двум членам грантового комитета «Сколково», следует из отчета Счетной палаты.

Из 344 проектов, изученных грантовым комитетом «Сколково» в 2013–2015 годах, лишь в 18 случаях члены комитета отказывались от голосования, причем лишь в двух из этих случаев они были бенефициарами претендующих на гранты проектов, сообщило «Сколково» РБК. «Процедура экспертизы и предоставления грантов исключает принятие заинтересованным лицом участия в решении в пользу его аффилированных лиц или решении с конфликтом интересов», — убеждены в фонде. Никаких фактов использования своего влияния членами комитета не установлено, сказано в сообщении «Сколково».

У Генпрокуратуры претензий к процедуре распределения грантов нет, следует из ответа Счетной палаты на запрос РБК. Управляющей компанией «Сколково» создана система многоуровневой проверки обоснованности поступающих заявок на получение грантовых средств, по всем указанным в обращении проектам получены положительные заключения экспертов, а также согласования подразделений управляющей компании, сообщила Генпрокуратура в Счетную палату.

Зарплаты больше грантов

На зарплаты 333 сотрудников «Сколково» ушло почти в два раза больше бюджетных денег, чем на 287 грантов, — 8,9 млрд руб. (это 13,7% от всех расходов фонда за счет бюджетной субсидии в 2013–2015 годах), отмечают аудиторы. В 2015 году средняя зарплата в самом фонде была больше 468 тыс. руб. — в 13,8 раза выше средней по России (33,8 тыс. руб.) и в 5,3 раза выше средней зарплаты по Москве (88,6 тыс. руб.).

Для десяти иностранных сотрудников дочерней компании «Сколково», отвечающей за строительство центра («ОДПС Сколково»), были предусмотрены особые преференции, в частности, директору этой компании ежемесячно оплачивалась стоимость аренды квартиры (по 200 тыс. и 300 тыс. руб. в 2013 году), услуги агентства недвижимости, авиабилеты для личных поездок (не чаще четырех раз в месяц, на сумму 3,2 млн руб. в год) и т.д.

Общую сумму таких выплат иностранным работникам за три года Счетная палата оценила в 21,4 млн руб. После проверки договоры с иностранными сотрудниками были незначительно скорректированы, следует из отчета аудиторов.

Сравнение затрат на зарплаты и гранты некорректно — фонд никогда не позиционировался исключительно как грантодатель, ответило «Сколково» РБК. При этом по условиям работы фонд часто уступает госкорпорациям и госкомпаниям, отмечает «Сколково», из-за этого его ключевые сотрудники нередко уходят к другим работодателям: в фонде ужесточен контроль над сотрудниками, нет расходов на служебный автотранспорт, почти полностью исключены перелеты бизнес-классом и не оплачиваются представительские расходы.

Каждодневные чудеса

Часть расходов «Сколково» Счетная палата сочла необоснованными. В частности, вопросы аудиторов вызвал договор фонда с «Российским правотворческим обществом», которое написало проект правил функционирования «Сколково». Проект обошелся фонду почти в 12 млн руб. — по 40,3 тыс. руб. за одну страницу, подсчитали аудиторы. Специалисты фонда не имели необходимых познаний, чтобы составить документ собственными силами, пояснили в фонде проверяющим. При этом разработанные по договору правила лишь легли в основу окончательного документа — проект был видоизменен в процессе согласования, замечают аудиторы.

В сентябре 2014 года «Сколково» заключило договор на проведение «организационной синергетической диагностики» с ООО «Институт Адизеса». Исследователи диагностировали у «Сколково» «стремительное преждевременное старение» и быстрый переход на стадию «позднего аристократизма». Причиной происшедшего названы частые проверки и следственные действия, породившие у сотрудников компании чувство страха и нежелание брать на себя ответственность. Аудиторы сомневаются, что это обследование, стоившее 1,9 млн руб., принесло «Сколково» пользу.

31 декабря 2012 года «Сколково» приняло на учет видеоролик «Каждодневные чудеса». В общей сложности за 54,2 млн руб. фонд получил один 60-секундный ролик, три ролика по 30 секунд — «Радуга», «Лист» и «Кристалл», и три десятисекундных тизера с такими же названиями. Исходных материалов, по которым можно было бы судить о реальных затратах авторов на работу, аудиторам не представили. РБК не удалось обнаружить эти ролики в открытом доступе.

Работа «Института Адизеса» была полезна фонду, заверяет Александр Чернов. Приведенные аудиторами фрагменты вырваны из контекста того отчета и могут создать неверное представление о его содержании, сообщил он РБК. К тому же «Сколково» не единственный, кто воспользовался услугами института: среди его клиентов — Сбербанк и «Сибур». Что касается видеороликов, фонд провел служебную проверку в связи с замечаниями Счетной палаты, нарушения закона не установлено. Указанное произведение — нематериальный актив, для бухучета важно лишь, чтобы у фонда были права на него, а они получены, сказано в сообщении фонда на запрос РБК.


Комментариев нет:

Отправить комментарий