Поиск по этому блогу

Загрузка...

Klark651

Loading...

понедельник, 13 июня 2016 г.

Под сенью либерализма

Катасонов: за 25 лет экономика России только разрушалась


Если послушать наших министров, то всё идёт по плану: дно достигнуто, точки роста нащупаны, инфляция локализована, процветание за углом.
Однако, год за годом проходит, а ситуация за последние пару лет стабильна: народ нищает, элита богатеет.
Почему?

Не у всех у нас есть экономическое образование. А даже если и есть, то не все могут грамотно разобраться в происходящих событиях и сделать прогноз на грядущее. По этой причине и дурят нас. Например, наши денежные власти все время борются с инфляцией. Она, по мнению Силуанова, Кудрина и иных членов нашего правительства — «страшное зло». Ее надо подавлять и бороться с ней днем и ночью, ночью и днем. Только при этом за 25 лет их «борьбы» результата нет, и инфляция в России запредельно высокая. Между тем инфляция в странах Европы и США не превышает и трех процентов. Парадокс?! Вовсе нет. Это дисбаланс не только в нашей отечественной экономике, но и в головах наших властителей. За их ошибки расплачиваемся все мы, обычные люди, оплачивая покупки в магазинах, не имея возможность развивать малый и средний бизнес, не имея 25 млн высококвалифицированных рабочих мест.


Валентин Катасонов, профессор МГИМО, доктор экономических наук, подобно сказочному герою, анализируя, расставляет точки над «И» и подсказывает всем разумный вариант действий.

— Что сейчас происходит с экономикой в России? Обычные граждане увидели замораживание зарплат, сокращения, трудности в трудоустройстве и одновременно повышение цен на все виды товаров и услуг, плюс невозможность выехать куда-либо в отпуск, потому что у людей просто нет денег.

— За четверть века реформ наша экономика только разрушалась. Несмотря на формальные показатели роста ВВП, реального роста не было и нет. Наше статистическое ведомство Росстат просто научилось рисовать необходимые цифры. И откуда может быть рост?! Если у нас на протяжении 25 лет происходила так называемая интеграция в мировую экономику. В результате мы в международном разделении труда стали специализироваться как поставщики сырья и большую часть товаров закупаем на мировом рынке.

Кстати, мы и ресурсы вывозим за бесценок, практически бесплатно. Правда нам создают иллюзию, что мы не бесплатно их вывозим, потому что вроде как поступает валюта. Простой пример. Предположим мы вывезли нефть, природный газ, лес на 100 млрд долларов, из которых 50 млрд долларов остаётся где-то за рубежом в оффшорах. Ещё половина возвращается в Россию. Эту валютную выручку экспортёры меняют на рубли, которые используются для закупки сырья, полуфабрикатов, на заработную плату и на оплату налогов. Вот такая схема.

За счёт этой валюты происходит денежная рублевая эмиссия. Хочу обратить внимание, что валюта в резервах — это фактически денежные расписки, которые не могут быть использованы для того чтобы что-то покупать. Показателен пример с Ираном, валютные резервы которого, то размораживали, то замораживали. То есть если вы сформировали резервы, это вовсе не означает, что вы сможете ими распоряжаться. Те же самые Соединённые Штаты говорят, что за счёт этих денег они покроют какие-то ущербы, например от террористических актов. И все. Создается иллюзия того, что мы что-то зарабатываем.

Естественно, что такая сырьевая модель экономики не может обеспечить необходимый жизненный минимум для всех нас. А самое главное, что мы полностью зависим от внешних факторов, от импорта.

— Причем зависим и от станков, не только от обычных товаров.

— Да, от инвестиционных товаров, от станков. Посмотрите статистику Росстата. На сегодняшний день у нас производство станков составляет всего несколько тысяч единиц. Импорт составляет тоже несколько тысяч. Но у нас их производство в лучшие годы исчислялось миллионами. Я говорю про Советский Союз. Да, станки с программным управлением мы импортировали, но мы и экспортировали станки сотнями тысяч. Сегодня у нас практически нет производства средств производства. А это база экономики, потому что экономика базируется на так называемой тяжелой промышленности.

— Правительство не хочет ничего менять, более того уступить место тем, кто может это сделать. А народ живет все хуже и хуже, особенно в регионах. К чему приведет такое отношение к народу со стороны правительства?

— Во-первых, у нас не правительство, а колониальная администрация, которая чётко выполняет указания «хозяев денег». По мнению правительства, никаких ошибок они не совершали. За 25 лет они сумели сыграть множество разных «водевилей» и «спектаклей». Например, помните у Медведева «четыре И»: индустриализация, институты, инвестиции… Или «два ВВП» (удвоение валового внутреннего продукта), или создание «Международного финансового центра». Каждый год-полтора правительство меняет лозунги.Единственное чем они занимаются — вербальным интервенциями. Бла-бла-бла. Некоторые обыватели даже в это верят.

Не исключаю, что те, кто управляет нашей колониальной администрацией, заинтересованы в том, чтобы создать здесь взрывоопасную ситуацию. Поэтому, например, приглашают Кудрина в экономический совет при президенте. Кудрин выступает с позиции Запада и поляризует настроение в обществе. Национально-патриотические силы ещё больше накаляются от его заявлений. Готовят и белоленточников, и либеральную оппозицию, в общем, готовится почва для социальных взрывов. И, может быть, в Москве это не так остро ощущается, а вот в регионах ситуация очень серьезная. Сейчас в регионах даже учатся владеть оружием, и ни какие-нибудь маргиналы, а люди достаточно уважаемые.

А чем сегодня общая ситуация отличается от ситуации 30-х годов прошлого века?! В Европе формируются национал-социалистические настроения. Для того чтобы ускорить этот процесс им подбросили катализатор в виде эмигрантов.

— То есть развал Евросоюза неминуем?
— Конечно. У нас бывают люди с Донбасса, с Луганска, которые говорят, что мы отстаем на полшага от них. Это иллюзия, что мы находимся в спокойном месте.

— Вы общаетесь с предпринимателями. Скажите, какие основные проблемы их волнуют? Что реально стопорит развитие бизнеса в России? Например, даже в антикризисных программах Кудрина и Глазьева оппоненты сошлись в том, что надо снижать давление правоохранительных и контролирующих органов на бизнес.

— Если под бизнесом понимать тупое извлечение «бабок», то в России у бизнеса никогда не было и не будет перспектив. Мы так традиционно устроены. Россия — это определённая цивилизация, нацеленная на духовно-нравственные идеалы.

Прибыль вообще кончается во всём мире, потому что никто не заинтересован в создании реальной экономики уже лет тридцать. Все ушли в игорный дом, на игровые площадки. Поэтому все разговоры про экономику — это о том, как делить тот самый сокращающийся продукт, шагреневую кожу.

— Это из-за перепроизводства?

— Это из-за платежеспособного спроса. Спрос есть. Посмотрите, сколько в мире голодающих. А денег нет. А почему платёжеспособный спрос сокращается? Потому что у нас вся экономика в мире зиждется на кредитных деньгах. И Россия одна из последних прицепились к составу под названием «капитализм». Поэтому мы еще в выигрышном положении и ещё не дошли до той ручки, как они дошли. Вы думаете, Америка процветающая страна? Они уже давно живут в долг.

— Что вам предприниматели говорят?

— У всех тоска в глазах… Вот на днях разговаривал с одним банкиром, он переживает, сегодня-завтра отберут лицензию. А как же иначе, если знать, как устроены наши банки?!

У нас сегодня 700−800 банков. Приди в любой, баланс такой, что нужно сразу же отнимать лицензию. Но не сразу же у всех всё отнимать! Сначала нужно одного обработать, потом другого.

В советской системе было три банка: Госбанк, Промстройбанк и Внешторгбанк. Хорошая была система и никаких банкротств. А сегодня банкротство банка означает и банкротство корпоративных клиентов. И это диверсия. Потому что корпоративным клиентом, например, может быть предприятие «Оборонсервиса».

— А вы не утрируете? Сплошной негатив получается в России.

— Позитив начинается тогда, когда в голове порядок. И, кстати, тот банкир сказал, что он мечтает стать филиалом государственного банка. И никаких проблем, никаких наездов, никакого жульничества. А так они вынуждены крутиться, вертеться, участвовать в разных коррупционных схемах. Многим людям это противно, не все же у нас мерзавцы от рождения. Некоторые даже уходят, потому что не могут там работать, им совесть не позволяет.

— По каким законам должна развиваться экономика в России, чтобы мы увидели рост несырьевого сектора, развитие производства? Назовите пункты вашего антикризисного плана.

— Я ограничусь пятью пунктами и назову только чрезвычайные меры, на реализацию которых требуется от одного до трёх месяцев. Всё остальное — это уже следующий список, потому что есть краткосрочная чрезвычайная программа, а есть долгосрочная программа.

Первый пункт — введение ограничений и запрета на трансграничное движение капитала. Второй — ликвидация оффшоров. Пункт третий — немедленный выход из ВТО. Радикальная перестройка деятельности Центрального банка и изменение его статуса, — четвёртый пункт. И последнее — введение моратория на погашение обязательств по внешним долгам.

— Неоплата внешних долгов может стоить жизни членам нашего правительства…

— Против нас объявлены экономические санкции. С какой стати мы должны оплачивать эти долги?! Мы можем освободиться от выполнения обязательств по кредитным соглашениям в случае форс-мажора, экономические санкции — это одна из разновидностей форс-мажора. Это вам любой юрист международник скажет.

— А почему так важно ограничивать движение капитала из страны и в страну? Из-за спекуляций?
— Вспомните обвал рубля в октябре 2014 года. Почему он произошел? Потому что был резкий отток капитала и возник бешеный спрос на иностранную валюту. Все просто. Любой инвестор, приходящий в Россию, на входе обменивает валюту на рубли, на выходе идёт обратный процесс обмена рублей на валюту. Соответственно все начали «толкаться» на выходе, и спрос на иностранную валюту возрос.

— Как мы можем зафиксировать предложение спроса на валюту через движение капитала?

— В 2014 году частный отток капитала составил 151 млрд долларов. Причем на 99% это был спекулятивный капитал, который пришёл сюда не создавать, не строить, не созидать! Он пришёл сюда мародёрничать, особенно на финансовом и валютном рынке. Естественно спекулянты приходят на наш рынок только с гарантией того, что их выпустят. И наши власти гарантировали, что в ближайшие годы никаких ограничений не будет. Вот поэтому они так нагло сюда и заходят, зная, что в любой момент они отсюда выскочат. Без этого не произошел бы обвал рубля. То есть это была спланированная операция, разыгранная четко по нотам.

Кстати, среди стран БРИКС Россия единственная страна, которая не имеет никаких ограничений по движению капитала. В Китае имеются жёсткие ограничения, также в Индии, Южной Африке. В Бразилии действует налог на движение трансграничного капитала. В нашей стране все ограничения по движению капитала были ликвидированы в середине 2000-х годов поправками к Федеральному закону о валютном регулировании и валютном контроле. Постарался для этого и Кудрин, наш «великий» финансист.

- Многие говорят о точках роста для российской экономики. На какие ниши надо делать ставку по вашему мнению?

— Нам не точки роста нужны, а нам нужен здоровый организм. Экономика — это движения товаров, ресурсов и денег. В человеческом организме существует метаболизм, обмен веществ, движение крови и так далее. В экономике то же самое.

Мы — Россия, и это не Швейцария, не Голландии, не Монако. Мы — целый континент. Мы должны стать самодостаточной страной. Нам не надо ни с каким брендом никуда выходить, мы просто не должны зависеть ни по экспорту, ни по импорту от мирового рынка. А если мы начинаем сильно зависеть от внешних рынков, то нами начинают управлять хозяева денег. Если бы это не понимал Сталин, то мы бы не просто не выиграли войну, мы бы её проиграли в первый месяц. Сталин провёл индустриализацию, провёл две с половиной пятилетки, главной целью которых было достижение самообеспеченности.

Я видел программу, где главным приоритетом российской экономики хотят сделать беспилотники. Вот такую точку роста нашли. Вы кому-нибудь в Липецкой области расскажите, что он должен определить приоритет своего малого и среднего бизнеса и ориентироваться на беспилотники. Причем беспилотники в общем смысле, это и автомобили, и локомотивы. Это что, самое главное, чего нам не хватает сегодня?!

Загляните в историю. С чего начиналась индустриализация? Ведь у Сталина и его министров был определенный алгоритм. Сначала закладывали условия для тяжелой промышленности. Строили «Кузбассы», «Донбассы», потому что нужны были свои уголь, железо и сталь. На этом этапе, естественно, станки импортировали. Во время второй пятилетки, при наличии своего железа, пошли станки. Третья пятилетка, которую не успели закончить, это производство особого прецизионного оборудования, рассчитанного на производство вооружения.

— Вы считаете, что полувековой алгоритм можно перенести в сегодняшний день?

— Да. Конечно, Третья мировая война не будет по образу и подобию Второй мировой войны. Сегодня идут другие войны. Но на нам все равно нужна независимая экономика, единый народнохозяйственный комплекс с набором отраслей от «А» до «Я».

— Вы видите людей способных все это организовать?

— Сегодня ситуация намного сложнее, чем в годы индустриализации. Потому что сталинскую индустриализацию делали спецы, которые имели образование и получали опыт ещё в дореволюционной России. С момента революции до старта индустриализации прошло примерно 10 лет. У нас уже прошло 25 лет, людей осталась мало. Они ещё есть, но их очень мало. Недавно на Урале люди мне рассказывали, что получили оборонные заказы, а специалистов набрать не могут. И деньги есть, и заказ есть, а людей нет. И оборудование ещё есть, хотя с ним тоже большой напряг. У нас же все прецизионное оборудование — это импорт. А если нам блокаду объявят?! Нам пока её не объявляют, потому что мы спрос не предъявляем. А как только мы «зашевелимся», Запад тут же наложит на это свою лапу.

— Правительство все время ставит основной целью снижение инфляции до 4%. Только почему-то ничего не получается. И наши денежные власти выполняют эти рекомендации с огромным ущербом для страны. Объясните народу, почему Кудрин и прочие в корне не правы.

— У нас ставка рефинансирования составляет 11%. Это означает то, что коммерческие банки меньше чем под 15% кредит не выдают. Норма рентабельности, по данным Росстата, находится в пределах 5 — 8%, а она должна быть не ниже ставки рефинансирования ЦБ. Поэтому, если ты взял кредит, ты фактически программируешь свою компанию на банкротство. Другими словами, делаешь сам себе «харакири». Я разговаривал со многими предпринимателями и интересовался у них про структуру издержек. Большинство отвечают, что помимо издержек на заработную плату, самые крупные затраты идут сейчас на погашение и обслуживание долга, то есть кредитов. Далее правило простое. Если у вас растут издержки производства, значит, у вас растут цены. А инфляция и измеряется динамикой цен. А почему цены стали расти? Потому что растёт процентная ставка.

— Порочный круг. Никто этого не понимает?

— Эти люди перепутали причину и следствие. Ну, сколько можно дурачить народ?!

Показательны примеры других стран. Например, в Дании вообще отрицательная ставка у коммерческих банков. В США 0,25% - 0,5%, а инфляция у них 3%.

Причем печатный станок в США раскалился до неимоверности, а его продукция идет не на потребительские рынки, а за пределы США на финансовые рынки. Если представить, что финансовые рынки начнут «падать», если вся эта масса хлынет на потребительские рынки… Это до поры до времени все хорошо. Эти ребята понимают, чтоможет быть наводнение. А наш читатель слишком наивен и простодушен. Я не рекомендую нашему русскому человеку в эти дела погружаться, потому что, если он даже начнёт погружаться, то его все равно обманут.

— А что России делать?

— Деньги для предпринимателей должны быть бесплатными, потому что если есть процент на деньги, то будет инфляция, будут дисбалансы экономики, обязательно будут кризисы, будет стремление эти дисбалансы компенсировать за счёт получения части денежной выручки на мировых рынках. Значит, начнётся «грызня» на мировых рынках, которая может перейти в горячую фазу, в мировую войну. Вот я тезисно объяснил вам устройство всей экономической науки. Как экономика плавно переходит в политику.

— А контролируемая эмиссия должна быть?

— Нам нужна не контролируемая эмиссия, а выпуск денег под создание товарной массы. Если мы будем выпускать деньги под производство, то никакой инфляции не будет. И не важно под какое производство: танков, каши, сосок… Если у нас деньги идут на производство чего-либо, то баланс обеспечивается и инфляции не будет. А если деньги уходят куда-то налево, если появляется ссудный процент, то баланс нарушается.

Источник
Источник: skeptimist.livejournal.com
 
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий