Поиск по этому блогу

Загрузка...

Klark651

Loading...

среда, 29 июня 2016 г.

Страсти вокруг НДС

Революционная налоговая идея обсуждается чиновниками

Повысить НДС, снизить страховые взносы
Снижение доходов бюджета заставляет власти размышлять о нестандартных решениях. В частности, обсуждается идея радикального снижения страховых взносов с одновременным повышением НДС, рассказали «Ведомостям» четыре федеральных чиновника. Пока нет никаких решений и расчетов по ставкам, прорабатывается сама конструкция, уверяют они, а о введении новой системы в 2017 г. даже бессмысленно говорить.
 
Идея родилась в Минфине, знают три чиновника, широкая дискуссия пока не ведется. Снижение нагрузки на фонд оплаты труда с одновременным повышением НДС поможет решить две проблемы, объясняет федеральный чиновник: вывести зарплаты из тени и оказать поддержку внутреннему производителю. Снизить можно ставку отчислений в Пенсионный фонд России (см. врез на стр. 04), продолжает он, выпадающие доходы компенсирует рост поступлений от НДС и улучшение администрирования. Кроме того, снижение ставок страховых взносов сделает переход на белые зарплаты менее болезненным для бизнеса, полагает чиновник. В Минфине не ответили на вопрос «Ведомостей».
По сути, это фискальная девальвация, идея которой изложена в исследованиях Еврокомиссии, МВФ и Европейского центробанка как способ стимулировать чистый экспорт в странах ЕС за счет снижения издержек экспортеров – внутри единого монетарного союза возможности повысить конкурентоспособность за счет девальвации валюты нет. Снижение ставок страховых взносов сокращает издержки на труд, продукция экспортеров становится более конкурентоспособной, экспорт растет. Экспортеры не платят НДС, а импортеры платят, повышение НДС ограничивает потребление импорта и препятствует его росту, увеличивается чистый экспорт.
Сколько платят взносов
В 2016 г. в Пенсионный фонд России уплачивается 22% с годовых зарплат до 796 000 руб. и 10% на зарплаты сверх этого порога. В фонд соцстраха – 2,9% с зарплат до 718 000 руб. и ничего на доходы выше этой суммы. И лишь для взносов в фонд медицинского страхования установлена плоская шкала – 5,1% с любой зарплаты. Совокупная ставка страховых взносов составляет 30% плюс 15,1% для доходов сверх установленного порога.
Проводить маневр не имеет смысла в пределах 2–3 процентных пунктов, считает другой чиновник: снижение ставки взносов должно быть сильным, а повышение ставки НДС – вопрос калибровки.
Если уж проводить налоговый маневр, то по-другому, возражает высокопоставленный участник дискуссии: взносы не трогать, а повышение НДС увязать с льготой по налогу на прибыль. Такая льгота повысит стимулы для инвестиций и их доходность, а для многих компаний, которым доступ на финансовые рынки затруднен, предоставит еще и сам ресурс. Льгота может сократить доходы региональных бюджетов (основная часть налога на прибыль уплачивается в регионах), предвидит возражения собеседник «Ведомостей», но ее можно дать за счет федеральной части налога, а разбалансированность региональных бюджетов и так большая проблема, требующая системного решения.
Пока у идеи фискальной девальвации больше противников, чем сторонников. Она нужна, чтобы снизить фискальную нагрузку на бизнес и переложить ее на потребителей, говорит федеральный чиновник: мера повысит прибыль компаний, у них должен будет появиться внутренний источник для инвестиций. Но велик риск, что компании не будут инвестировать, а потом выведут эту прибыль через дивиденды, делится он сомнениями. НДС – косвенный налог и его практически полностью можно ретранслировать на потребителя, но вопрос – сколько будет терпеть потребитель, продолжает чиновник: «Девальвация, рост косвенных налогов – все это снижает реальные доходы населения».
Повышение НДС еще больше увеличит инфляцию, указывает Наталия Орлова из Альфа-банка: такие идеи противоречат логике инфляционного таргетирования, это еще и вопрос управления инфляционными ожиданиями. Влияние на инфляцию может быть разовым и быстро пройдет, спорит с нею чиновник.
Если нечто подобное и будет предлагаться, то скорее будет исходить от экспертной группы председателя Центра стратегических разработок Алексея Кудрина, полагает федеральный чиновник. Там есть люди, которые считают, что такая идея может сработать, уверяет чиновник финансово-экономического блока.
Фискальная девальвация – вещь реализуемая, оценивает руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, но как она может сработать в России – это нужно исследовать, могут быть разные последствия. Теоретические моделирования для стран ЕС (на практике такой маневр не проводился) показали, что положительный вклад в ВВП этой меры составляет от 0,3 до 1%. «Для некоторых стран МВФ очень рекомендует эту меру, например для Греции, – знает Гурвич. – Они [МВФ] считают, что это могло бы помочь увеличить конкурентоспособность и производство».
Если рассуждать строго с точки зрения бюджета, то идея осмысленная, подхватывает Орлова: «Но даже обсуждение такой схемы в контексте текущей экономической политики как минимум странно».
Любые манипуляции с налогами подрывают доверие людей, говорит высокопоставленный чиновник: «Пока налоги лучше не трогать – ни прямые, ни косвенные». По его словам, эффект от размена НДС на социальные взносы плохо прогнозируется: «Правила игры менялись столько раз, что никто никому не доверяет, отсюда совсем не очевидно, что теневой сектор начнет обеляться».
«Безумие полное», – оценивает идею другой высокопоставленный чиновник. Резкое снижение ставок взносов приведет к росту зависимости Пенсионного фонда от трансфертов из федерального бюджета и к ликвидации страховой модели пенсионного обеспечения. Это переход на советскую модель финансирования пенсий из бюджета, работавшую по остаточному принципу, уверен он.
Если маневр оставит общий уровень нагрузки прежним, эту историю очень сложно будет «продать» бизнесу, говорит чиновник финансово-экономического блока, и совсем сложно будет убедить в ней социальный блок.
В машиностроении в отличие от добывающих компаний доля фонда оплаты труда в стоимости продукта велика, отмечает председатель совета директоров группы «Каскол» Сергей Недорослев, в инженерном центре – до 60–70%. Но чтобы увеличить возможность для долгосрочных инвестиций, ставку страховых выплат нужно понизить серьезно, считает он. А повышение НДС придется закладывать в стоимость продукта, продолжает Недорослев: это ведет к потере доли на рынке, кроме того, не все производители направляют продукцию на экспорт. От роста нагрузки из-за выросшего НДС больше всего пострадают обрабатывающие производства, свидетельствуют данные Федеральной налоговой службы: за январь – март 2016 г. они обеспечили бюджету около 20% всех сборов НДС, или 148,1 млрд руб.
В подготовке статьи участвовал Филипп Стеркин

Комментариев нет:

Отправить комментарий