Поиск по этому блогу

Klark651

Loading...

воскресенье, 4 октября 2015 г.

Индульгенции не будет

Белый дом, черный день... Индульгенции не будет

4 октября 1993 года. Трагическая дата в новейшей истории России. Черный день для советских людей и день позора для предавшей народ армии и органов государственной безопасности. Генерал-майор Зайцев, который командовал «Альфой» с 1978 по 1988 год и с 1992 по март 1995 года, на вопрос журналиста о действиях «Альфы» в 1991 году: «Как Вы оцениваете действия «Альфы» в те дни? Фактически ведь она не выполнила команду своего руководства», ответил так: «Я не буду отвечать на этот вопрос, пусть история сама расставить все на свои места. Скажу лишь, что ни тогда, ни в октябре 1993 года, во время второго переворота - тогда я командовал «Альфой», на моих руках и на руках моих подчиненных не было ни капли крови. И сегодня я живу со спокойной совестью. А задача по освобождению Белого дома в 1993 году выполнена все же была. Другой вопрос - как?».

История все уже давно расставила по своим местам и место «чекистов» и «Альфы» не самое почетное, а прямо надо сказать довольно сомнительное, если не сказать преступное. И неуважаемые генералы КГБ и «Альфа» по уши в крови и на «чекистской» с «Альфой» совести, как и на совести предавшей армии, лежит развал Великой страны, кровь и слезы миллионов советских людей, и их бездействие, а фактически содействие в 1991 году преступной банде Ельцина, привело к Чечне, Абхазии, Южной Осетии, Приднестровью... И по их также милости миллионы людей оказались разделенными и лишенными Родины. И совесть их не мучает, что приняли участие в государственном перевороте Ельцина. Крови на них нет, они не стреляли в депутатов и защитников Верховного Совета. Да в этом и не было никакой необходимости после его расстрела из танков сообщниками по перевороту из Кантемировской и Таманской дивизий. Они просто вошли в Белый дом, поскольку его защитники и не сопротивлялись, некому было - другие участники госпереворота постарались. Вошли, как входили в советские города вслед за немецкими войсками зондеркоманды. Они с чистой совестью очищали Белый дом от людей, они их не расстреливали, чистоплюи из «Альфы», они просто передавали их в руки пьяного ОМОНа и милиции, которые их расстреливали и избивали на стадионе, во дворах и подъездах. Они спят с чистой совестью - задача путчиста Ельцина по освобождению Белого дома от депутатов была выполнена.
Но чувствуется, что неспокойно на душе у бывших бойцов невидимого фронта, остатки совести покоя не дают, отрекшись от одной идеологии и съев со страха партийные билеты, ищут они успокоения души в церкви, рассчитывая замолить свой грех предательства. Все их рассуждения - попытка оправдаться, потому что понимают они свое предательство, вот и звучит жалкий лепет про спецслужбы вне политики. Вне политики - это тоже политика, но преступная.
После всего случившегося со страной еще раз убеждаешься в той огромной степени деградации, поразившей органы госбезопасности, наряду с Армией и МВД, во времена горбачевщины. Со всей очевидностью ясно, что какими наивными и безосновательными были наши надежды на защиту Советского строя и нашей Советской Родины со стороны КГБ и его спецподразделений - давно все было предано и продано. Как офицеры КГБ были преданы своей Советской Родине, они показали в 1991 году, и «Альфа» ассоциируется не лучшим образом с этим черным годом в судьбе страны.
Свое истинное лицо «чекисты» и группа «Альфа» показали в трагические дни 1991 года. Стоит, наверное, напомнить слова присяги и соотнести их с действиями «чекистов» из группы «Альфа»: «... до последнего дыхания быть преданным своему народу, своей Советской Родине и Советскому правительству. Я всегда готов по приказу Советского правительства выступить на защиту моей Родины - Союза Советских Социалистических Республик и, как воин Вооруженных сил, я клянусь защищать ее мужественно, умело с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами...».
«Есть такая профессия - Родину защищать!» - когда-то считали советские офицеры, но в КГБ, наверное, считали по-другому и генерал-майор, командир спецподразделения КГБ (органа, который должен был быть на самом острие борьбы за обеспечение государственной безопасности, борьбы с врагами нашей Родины) группы «Альфа» Виктор Карпухин так не считал и жаловался, и сетовал на то, что они «вдруг оказались вовлечены в политику». И делал вывод: «Политика - вещь относительная, внутригосударственная, сиюминутная. У нас была другая задача - борьба с терроризмом» (газета «Завтра» №41 - 2003 г.).
А как же Родина и кто ее должен защищать от врагов внутренних и внешних? Никто! Это ведь политика, а у нас все вне политики. Можно ли было представить, чтобы моряки отказались защищать Москву или Сталинград на суше, заявив, что они предназначены для войны на море, а, как известно, ни в Москве, ни в Сталинграде морей нет? А вот «чекисты» из группы «Альфа» задумались: «А кому мы служим?», вместо того, чтобы перечитать присягу и вспомнить, что должны «до последнего дыхания быть преданными своему народу, своей Советской Родине и Советскому правительству». И вместо чтения присяги продолжали размышлять: «Почему мы должны называть себя то десантниками, то пограничниками? Почему мы должны прятаться, скрывать свое имя, придумывать биографии?». Действительно, почему? Служишь в спецслужбе - так прямо и надо объявить на весь белый свет вместе со штатным расписанием всего КГБ со всеми сексотами. Все проклятый тоталитаризм - никакой гласности. Вот и приходилось нашим работникам спецслужб всю жизнь скрывать свое имя, придумывать биографии, вместо того, чтобы честно объявить: штандартеннфюрер Исаев, обер-лейтенант Кузнецов, ну и так далее по списку ПГУ И ГРУ. Правда, почему-то с победой демократии и гласности бойцы невидимого фронта не только имя свое скрывают, но и морды масками закрывают - стыдятся, наверное, своего тоталитарного прошлого. А тогда, в 1991 году бойцы «Альфы», подумав и поразмышляв, пришли к выводу: «Политика - вещь относительная, внутригосударственная, сиюминутная. У нас была другая задача - борьба с терроризмом». И решили в нарушение присяги не выступать на защиту своей Родины - Союза Советских Социалистических Республик и не защищать ее мужественно, умело с достоинством и честью, не говоря уже про кровь и саму жизнь для достижения полной победы над врагами.
«На штурм Белого дома мы так и не пошли», - подтверждает командир «Альфы», ведь «Альфа» была запрограммирована на борьбу с террористами, преступниками, но не со «своими». Обратим внимание на позицию генерала КГБ, высказанную не до известных событий в Москве, а много лет спустя после всего, что эти «свои» сделали со страной и миллионами советских людей. Тогда в 1991 году банда разрушителей нашей страны - Советской Родины была для «Альфы» не преступниками, была «своими» и соотечественниками, пусть и взбесившимися, и агрессивными (хотя, как известно, взбесившихся обычно пристреливают или изолируют для безопасности других). Надо полагать, что «своими» они были для КГБ, учитывая зловещую роль КГБ в развале страны.
«Я доложил, что возле Белого дома около тридцати тысяч человек, все в крайнем возбуждении. С ними воевать - все равно, что волку с курицей. Слава Богу, у Крючкова хватило ума не отдавать приказа. ...На штурм Белого дома мы так и не пошли» («Завтра» №41-2003г.).
Утверждение Карпухина не такое однозначное, как может показаться. Не договаривал боец невидимого фронта, что у Крючкова не было выбора, потому что бойцы невидимого фронта отказались выступить на защиту нашей Родины - Союза Советских Социалистических Республик.
Подтверждением этого является ответ другого бойца невидимого фронта из «Альфы» Гончарова, который на вопрос: «Скажите, не кажется ли Вам, что займи «Альфа» в 91-м году ДРУГУЮ ПОЗИЦИЮ, раcчленения страны можно было избежать?», ответил так: «Не кажется... Поэтому говорить о том, что если бы мы штурмовали «Белый дом», положили бы людей, извините, захватили Бориса Николаевича Ельцина, Коржакова, и это привело бы к какому-то положительному эффекту - я не могу. Ельцина этому ГКЧП надо было останавливать раньше. Они этого не сделали, после этого, извините, ПОЕЗД ДЛЯ НИХ УШЕЛ» («Завтра» №35-2004 г.).
Хороши же были офицеры в «Альфе». И где же была своя гражданская и партийная позиция в той накаленной обстановке политической и идеологической поляризации? Похоже, что главная позиция заключалась в том, чтобы держать нос по ветру и во время спрыгнуть с одного (красного) поезда и успеть вскочить на другой (белый). Что и было проделано с легкостью необыкновенной и продемонстрировано участием в государственном перевороте свердловского оборотня под прикрытием танковых пушек подельников по перевороту из Кантемировской и Таманской дивизий. А ведь могли реабилитировать себя в декабре 1991 года, прихлопнув пьяную компанию в Беловежской Пуще. В 1993 году, надо думать, для «Альфы» народные депутаты, защитники Верховного Совета и Конституции были уже не «своими», а преступниками, от которых надо было освободить «Белый дом».
«...такие даты, как 91-й или 93-й год, в истории России останутся. И в этой истории хоть одна строка, но сохранится про подразделение «Альфы», которая и в 91-м, и в 93-м году поступила по совести. Мы не обидели ни красных, ни белых, ни голубых, ни зеленых. Мы выполнили свой долг. И в этой ситуации, я еще раз говорю, мы, офицеры «Альфы», останемся в истории новейшей России», - надеется на индульгенцию боец невидимого фронта из «Альфы» ранее мной упомянутый Гончаров.
Зря Гончаров надеется на индульгенцию. Они, офицеры «Альфы», не «не обидели» красных, а предали красных вместе с нашей Советской Родиной, и перешли на сторону белых, голубых и зеленых. И останутся они в истории России, как остался в истории человечества Иуда, как остался в истории Советского Союза Власов, как остались Горбачев и Ельцин. Хватает совести говорить о выполненном долге после всего случившегося со страной и народом, в том числе и по их милости. Если бы была хоть крупица совести, то покаялись бы, прощения попросили - русский народ добрый, простил бы. Или хотя бы публично не заявляли о чистой совести и честно выполненном долге, а замаливали бы страшный грех предательства вдали от глаз людских. Честные люди раньше стрелялись или спивались от угрызения совести, но это было раньше, а теперь бывшие бойцы невидимого фронта вполне успешно вписались в криминальный капитализм и «сегодня больше сотни структур: банковских, страховых, охранных, юридических, аналитических - возглавляют офицеры «Альфы». И эти структуры в сфере бизнеса имеют достаточно высокий имидж».
Судя по напористости и убежденности, с которой бывший коммунист выступает против национализации разворованной народной собственности, отбрасывая разумные доводы в пользу национализации и используя при этом набившие оскомину либеральные пошлости против национализации, возникают невольно сильные подозрения в тесной ассоциации Ассоциации «Альфа» с теми самыми структурами, которые прибрали к рукам общенародное достояние и подпитывают наших бывших бойцов невидимого фронта за «исполненный долг» в 91-ом и 93-ем годах.
Когда читаешь о «чекистах» - этих бойцах невидимого фронта, то непроизвольно всплывает в памяти, независимо от воли и сознания, знаменательная фигура еще одного бойца, правда не нашего, но имя которого вошло в века и стало нарицательным для обозначения бойцов определенного типа, Жозефа Фуше - министра полиции Франции в 1799-1802 гг., 1804-1810 гг., 1815 г., служившего то республике, то Наполеону I, то Бурбонам, предавая всех поочередно. А перед глазами сразу возникает Феликс Дзержинский с петлей на шее среди пьяной толпы под окнами штаб-квартиры бойцов невидимого фронта, которые в эти паскудные дни, наверное, сами превратились в невидимок подобно своему невидимому фронту и спрятавшись под столы судорожно пережевывали свои партийные билеты.
Неспособность КГБ к решительному действию по защите страны развеивает миф о всемогуществе КГБ, о его положении в стране как государства в государстве, о какой-то самостоятельной деятельности и не подконтрольности высшим государственным органам, которым до сих пор пугают демшизу политические мошенники. КГБ был только инструментом в руках государства и, когда во главе государства оказался предатель, КГБ из карающего меча превратился в пособника развала государства, как, впрочем, и другие силовые структуры.
Сергей Ермолин
Источник: maxpark.com

Философские тревоги.
О  СМЫСЛЕ   ОБЩЕСТВЕННЫХ   ПАРАДОКСОВ
Московские события  3-4 октября с.г. потрясли народ и внесли окончательный и полный хаос в общественное сознание граждан России.
     Не то чтобы до событий этих  наше сознание не было хаотичным и обладало хоть каким-нибудь смыслом. Нет, сознание общества было достаточно бессмысленным и до 3-4 октября.  Просто до этого драматического срока хаос в общественной голове имел видимость кое-какого «порядка», демонстрировал какую-никакую «рассудительность» и признавал над собой авторитет хоть каких-то «правил».
     Теперь, увы, даже этого минимума  в помине нет!
     Судите сами. Государство – это то, чему в обществе подчиняются без разговоров все. Точнее, вначале подчиняются, а уж потом говорят… Начиная же с 21 сентября прямо на наших глазах Государство Российское буквально разделилось внутри самого себя.  И одной своей половиной пошло на половину другую. Проще говоря, выступило против самого же себя!
     Мировая история свидетельствует уверенно и без обиняков: когда в человеческом обществе происходит такое, то наступает эпоха великого общественного безрассудства. Люди теряют общее, никем не обсуждаемое, и потому абсолютно надежное правило своего общественного поведения всех по отношению к каждому и каждого по отношению ко всем. Рухнул «общественный рассудок» и наступает неотвратное всеобщее горе…
     Когда на самой верхушке Государства оно разделяется  внутри себя самого себя (Президент против Верховного Совета и наоборот), это однозначно свидетельствует о том, что произошел давно вызревший раскол между «Верхом государства» и государством «как таковым». А этот раскол, в свою очередь, однозначно свидетельствует о ТОМ, ЧТО драматическое противоречие между «государством как таковым» и Народом достигло, наконец, своего апогея.  Другими словами, государство до такой степени «извертелось», что выкрутилось окончательно из разумных и работящих рук собственного народа. И, тем самым, окончательно потеряло, само по себе, всякий реальный смысл.
     Что же это значит?!
     А означает это, ни много ни мало, то, что теперь должно произойти одно из двух: либо сам народ, опираясь на свой трудолюбивый характер и общественный инстинкт, в полной мере проявив общественный разум, восстановит Общественный Рассудок, то есть Закон. Либо же, не сделав даже этого, он даст окончательную волю всеобщему безрассудству, довершив Российскую драму ХХ века относительно самого себя.
     Давайте ПРЕДПОЛОЖИМ, что мы с вами становимся свидетелями (и участниками) первого, а не второго. Это означает, что перед всеми нами возникла неотложная задача, а именно: то, что произошло в Москве  3-4 октября  1993 г. необходимо объяснить и разумно понять! Давайте попробуем сделать это по мере наших скромных сил.
     Первый и важнейший общественный смысл московских событий заключается в том, что ежели раньше журналистов за правду тягали на обкомовский «ковер», то теперь за ложь в них стреляют из гранатометов и таранят в лоб тяжелым грузовиком.
     Важно хорошо понять: этот, вроде бы частный, факт недавних событий есть фундаментальнейший признак Российской драмы ХХ века.
     Кто именно столкнулся на улицах Москвы в самом начале октября? Ответ вроде бы очевиден: исполнительная (президентская) и законодательная верховная власть. Но это только на первый взгляд. При ближайшем рассмотрении мы увидим, что непосредственно 3 и 4 октября в отчаянном автомобильном таране между собой столкнулись две весьма и весьма своеобразные общественные силы. А именно: с одной стороны В.Анпилов и генерал А.Макашов.   И Борис Ельцин – со стороны другой.
     Зададим-ка себе вопрос: есть ли в столкновении этих участников какой-то разумный, то есть народный, смысл?
     Всё, что мы имеем сейчас – родом из недавнего прошлого. Кто же они в этом самом недалеком прошлом – Анпилов, Ельцин, Макашов?
     Короткий и вполне исчерпывающий ответ может быть таким:  все трое – это непримиримые политические противники политических хозяев народной жизни, а именно: Горбачева, Яковлева, Лигачева, Шеварднадзе, Рыжкова и прочих аналогичных других… Прятавшихся под именем «Политбюро».
     Конечно, обстоятельства принципиальной политической непримиримости в отношении к этому Политбюро, со стороны интересующих нас здесь лиц, можно и нужно уточнить.
     - Борис ЕЛЬЦИН.  Старый партиец. Доказал свое блестящее умение управлять Российским государством при помощи Партии (в масштабе Среднего Урала). В 1987 г. на должности 1-го секретаря МГК  КПСС  умело и решительно стал выполнять решения январского  1987 г. (кадрового)  Пленума ЦК КПСС о необходимости «подчинить аппарат партийной политике перестройки». Следуя девизу, провозглашенному М.С.Горбачевым: «Не политика для аппарата, а аппарат для политики», Б.Ельцин в масштабе Москвы стал отделять государство от бюрократии. Умело используя партию для того, чтобы лишить московскую ( а в её лице – всю центральную!) бюрократию частной собственности на Советское государство, Б.Ельцин натолкнулся на естественное сопротивление последней. На октябрьском  1987 г. Пленуме ЦК КПСС и МК КПСС  последняя, при помощи Горбачева, Яковлева, Лигачева, Шеварднадзе, Рыжкова и других, расправилась с Ельциным  «в порядке партийной дисциплины».
     Какова же из всего вышесказанного вытекает общественная мораль? Мораль такова: в 1987г. (и позже, вплоть до своего выхода из КПСС) коммунист Ельцин подвергся политической расправе на своем партийном посту со стороны внутрипартийного антикоммунизма, представленного тогдашним руководством КПСС. За что?  А за честное исполнение своего партийного (и потому государственного, гражданского, нравственного и личного ) долга перед народом.
     - Виктор АНПИЛОВ. Молодой коммунист. Исполняющий долг партийного идеолога в советской радиопропаганде на страны Латинской Америки. В личном плане, по-видимому, симпатизировавший Эрнесто Че Геваре.  В силу политической грамотности хорошо понимал смысл событий, которые направлялись антикоммунистическим (и потому антипартийным и антигосударственным)  руководством Политбюро.
     В 1989 г., параллельно с созданием МДГ (Межрегиональной депутатской группы, в составе которой оказались все сегодняшние как вольные, так и невольные разрушители общественного рассудка), возникло серьезное общественное движение под названием «Коммунистическая инициатива». Это было внутрипартийное и внепартийное  неформальное коммунистическое движение  граждан, которые, в силу своей сознательности (без разрешения начальства!), стремились предотвратить развал государства, что начинался с развала партии. Такова была задача-минимум.
     Задача же максимум была такой:  указав на факт департизации России, т.е. отсутствие у России своей Компартии и всего, что с этим связано, по строгим законам партийного строительства, дать бой внутри КПСС её антикоммунистическому руководству, и с опорой на партийные и беспартийные массы честных советских граждан, возродить как коммунистическое движение в СССР, так и вековое национальное достоинство России.
     За единство патриотов и коммунистов против руководства русофобов-антикоммунистов! – таков был клич «Коммунистической инициативы». Виктор Анпилов, конечно же, клич этот вполне разделял.
     Конечно, Горбачев и К*  все это очень хорошо понимали. И потому-то тяжкой гирей на Российское Коммунистическое движение , верёвкой на горло повесили… Ивана ПОЛОЗКОВА.
     Те же, кто этой полозково-горбачевской удавке не поддался, вынужденно и организовали РКРП осенью 1991 г. в Свердловске. А «Российская компартия» (=КП  РСФСР), сооруженная по законам «анти-строительства», почила, как то и должно было произойти.
     - Альберт МАКАШОВ. Видя драму Российского государства и наблюдая схватку рядовых коммунистов-патриотов с руководящими и власть имеющими  антикоммунистами-русофобами, генерал-полковник А.Макашов, как человек военный, а следовательно, государственный, не мог остаться в стороне. Чтобы хоть как-то предотвратить окончательное  разрушение государства, он включился в избирательную кампанию по выборам Президента России.  В борьбе за символ того же самого разрушительного процесса, против которого же он и выступал (т.е. пост Президента), А.Макашов вступил в союз с движением «Коммунистической инициативы». Как именно? А взяв себе в вице-президенты доктора экономических наук А.Сергеева. Экономическая программа последнего в президентской кампании была такова:  да, наш народ уже перерос чисто государственную монополию на национальное общественное богатство. Но, чтобы ликвидировать отрицательные следствия госсобственности, нужно не разрушать её, а передать само государство в руки всех трудящихся, но «не вообще передать» на очередной бумаге, а непосредственно на рабочем месте.  Поэтому России нужна не «приватизация», а  «советизация» госсобственности.  Собственность без развала, проще говоря…
     Результат этого контрнатиска рядовых коммунистов-патриотов ныне известен: Горбачев с Полозковым подставили «от имени» российских коммунистов … Рыжкова и идею Не-партийного, Не-антисоветского возрождения России опорочили в глазах народа совсем!
     А что же мы с вами имеем в итоге всего этого теперь?
     Вот что: прямые и честные представители НАРОДА, который оказался преданным и проданным со стороны власть имущих антикоммунистов – Горбачева, Яковлева, Лигачева, Шеварднадзе и Рыжкова столкнулись между собой на улицах Москвы лоб в лоб.
     Выстрел гранатомета, который рядовые коммунисты – Анпилов и Макашов – направили против предавших всех нас партийных бонз, странным и иррациональным образом угодил в народного избранника  Б.Ельцина, который этими же бонзами, вкупе с народом российским, предан и продан был!
     И наоборот.  Преданный и репрессированный своим бывшим партийным «начальством»  Ельцин, направил жерла российских танков не против предавших всех нас Политбюро, а против объективно своих самых надежных партийных товарищей и политических союзников – Анпилова и Макашова!  Печально, парадоксально, но факт!
     Как же получился сей странный факт, и почему?
     Когда партийные антикоммунисты на октябрьском Пленуме ЦК и МГК в 1987 г. расправлялись с Б.Ельциным, то они хитро и коварно поставили ему условие такое.
     - Послушай-ка, Борис Николаевич, - фактически предложил ему Горбачев, - давай сделаем так. Если ты по-прежнему дисциплинированный коммунист, то тогда будем считать, что в политике ты – «труп». Ну, а если ты все же хочешь остаться живым и влиятельным политическим деятелем, то будем считать, что выступать ты будешь как партийный отступник и антикоммунист. Договорились?
     - Договорились, - по существу согласился с ним  Б.Ельцин.  И ловушка захлопнулась!  А жаль…
     Был-то ведь и другой, прямо противоположный этому, вариант.  Вот он:.
     - Горбачев (с Яковлевым – Шеварднадзе): Борис Николаевич, значит так, отныне ты, либо «живой»  антикоммунист, либо  «мёртвый» коммунист.   По рукам?!
     - Ельцин (вместе с «Ком.инициативой», объединившей в своих рядах партийных и непартийных коммунистов):  Да что вы, ребята! Мы тут с народом посоветовались и решили, что все вы – «мертвые антикоммунисты», которые засели в руководстве партии и государства и «хватаете за ноги» и партию и народ. Так что, приступим-ка к партийной и государственной чистке на глазах у всего населения, которую (чистку)  вы мне помешали провести до конца в Москве в 1987 г.!
     Но, увы. Получилось наоборот…
     И вот, когда этот «договор» свершился, зашевелилась, так называемая, «советская интеллигенция». Её-то условия договора вполне устроили. – Значит так, отныне демократию будем развивать в антикоммунистической форме! - решила она. И взялась за дело… «поддержки»  Б.Ельцина.
     Почему же слово «поддержка» взято в кавычки?  Так поддержала или нет интеллигенция демократическая  Ельцина? – спросите вы.
     Да, конечно, поддержала, но как?  Подхватив «мяч с подачи» Яковлева – Шеварднадзе – Горбачева, она предложила Ельцину следующее:
     - Послушайте, Борис Николаевич, значит так, - сказала она. -  Отныне, как народному любимцу,  МЫ  вручаем Вам в руки Российское государство. Но на особых условиях. Каких?  А вот каких: ежели Вы хотите управлять Государством Российским, то будьте добры делать это без Российской Компартии.  А вот ежели Вам и Компартию подавай, то уж не обессудьте, останетесь без Российского Государства.  По рукам?
     …Горбачев же, с поддельным негодованием,  вполне одобрил такой союз. То есть, согласился с развалом СССР и формально-юридической отменой КПСС.
     И вот, в этом совершенно ложном и абсолютно неудобном политическом положении, Президенту Ельцину, а следовательно, и избравшему его народу, приходится, вплоть до сегодняшнего дня, пребывать.  В чем именно это «неудобство» состоит?
     Для нас неудобство состоит в том, что Ельцин как Президент России – это «государственное тело», которое по праву принадлежит всем россиянам. Принадлежит он всем, а «распоряжается-то»  им кучка, да к тому же еще не народа, а кучка «советской интеллигенции». Словом, для нас с вами неудобство существующего положения заключается в сложившейся  «частной собственности» на Ельцина, попросту говоря…
     А вот для самого Б.Ельцина неудобство сложившегося положения состоит в том, что «управлять государством» он вынужден не так, как он, самостоятельно и успешно, это делал примерно до 58 лет, а на условиях, которые иначе чем «нелепыми» (и садо-мазохистскими!) и не назовешь.
     - Ничего, Борис Николаевич, - хоть нелепо, да зато демократично! – лукаво «успокаивает» его безграмотная интеллигентская рать.
     Между тем, с технологической точки зрения, управлять государством «демократически» в варианте, предложенном Президенту его профессорско-доцентским окружением, это все равно, что брать раскаленную сковородку… голыми руками.  Горячо!  А главное, зачем?!
     Вот так, примерно, и получилось, что репрессировав поначалу своего не в меру добросовестного партийного товарища Б.Ельцина, а также предав не в меру честных рядовых партийцев Анпилова и Макашова, руководящие антикоммунисты КПСС, вместо того, чтобы ОТВЕТИТЬ перед тем и другим, наоборот, успешно СТРАВИЛИ  тех и других между собой.
     Нелепость ситуации – это положение вещей, в котором оказались буквально ВСЕ.  Упорство в нелепостях – всегда чревато трагедией, от которой выигрывают лишь те, кто нелепость-то эту и создал.  Еще бы: уйти от ясности и вытекающей отсюда ответственности!  Чем не навар?
     А не лучше ли было бы для народа, если бы все сделать наоборот?  Ибо, ведь, тогда исчезает совершенно иррациональная, но повелительная необходимость ради возрождения России все вокруг себя рушить и ломать!
     Для начала, по крайней мере, станет ясно для всех россиян, что в московской трагедии 3-4 октября, в страшных человеческих жертвах её, виноваты ни Ельцин, ни Хасбулатов, ни Руцкой, ни Анпилов, ни Макашов. А виноваты в полной мере те, кто сначала из «партийных», а потом из «демократических» побуждений тех и других между собою стравил…

                                                                                          Алексей КАЗАКОВ, 
                                                                            член рабочего философского
                                                                           клуба им. Иосифа ДИЦГЕНА.
                                                                                                      Екатеринбург.


      «УРАЛЬСКАЯ ГАЗЕТА»,  № 34,  ноябрь  1993 г.  Тираж 13.000.

Комментариев нет:

Отправить комментарий