Поиск по этому блогу

Загрузка...

Klark651

Loading...

воскресенье, 25 января 2015 г.

Рукотворный кризис России

Валерий Цветков: наш кризис – рукотворный

Новость на Newsland: Валерий Цветков: наш кризис – рукотворный

«Благостные», по выражению одного из министров экономического блока, годы преуспеяния остались в прошлом, и отечественная экономика вступила на тропу испытаний. Всех без исключения россиян заботит вопрос: что год наставший нам готовит и как противостоять трудностям? С ним обозреватель журнала «РФ сегодня» Людмила Глазкова обратилась к известному ученому, члену-корреспонденту РАН, директору Института проблем рынка РАН Валерию Цветкову.
- Валерий Анатольевич, называ­ются три причины нашей нынешней экономической ситуации: падение цен на нефть, санкции Запада и структур­ная. Как с этим бороться?
Я исхожу из то­го, что этот кризис рукотворный. Он вызревал уже на протяжении двух с лишним десятилетий благодаря про­водимой либеральной экономической политике.
В 2012 году Россия (в отличие, ска­жем, от Китая) на не выгодных для наших экспортеров условиях вступи­ла в ВТО. В следующем году ВВП уве­личился всего на 1,4 процента (вместо ожидаемых 3,6), промышленность балансировала на грани нуля (0,3). Прошедший год оказался еще слож­нее.
Инфляция выше 11 процентов, бегство капитала (130 миллиардов долларов), девальвация нацвалюты, экономические санкции, ограничение зарубежного финансирования, эмбар­го на поставки технологий, увеличе­ние стоимости капитала и снижение выручки от экспорта нефти, беспре­цедентная «смертность» российских банков и т.д.
Как видим, еще до крымских собы­тий наша экономика была не в лучшем состоянии. Конфликт на Украине, в свою очередь, определил новые угро­зы. В наступившем году роль неэконо­мических факторов, особенно геопо­литики, возрастает. Но если внешние причины отменить нам сложно, то внутренние — в наших силах. Из этого и надо исходить.
Вы разделяете критику в адрес политики экономического блока пра­вительства?
Минфин, Центро­банк и Минэкономразвития на про­тяжении долгого времени вводили в заблуждение Президента и бизнес-со­общество своими ошибочными прогно­зами, на которых строились заведомо ошибочные решения. Чего стоит толь­ко «Стратегия-2020»! Некомпетентность финансовых властей обошлась стране слишком дорого, в нынешних ценах — примерно в 100 триллионов рублей не­допроизведенной продукции и недовло­женных в развитие экономики капита­лов. За последние десять лет из России вывезено более 1,5 триллиона долларов.
Главная беда в том, что политика ЦБ направлена не на создание необхо­димого объема денег для нормального развития экономики, а на его ограни­чение, что влечет их подмену долларо­выми суррогатами на основе внешнего финансирования. Масштабы монети­зации (отношение денежной массы к ВВП) российской экономики крайне низкие — около 40 процентов — при том, что у основных конкурентов дан­ный показатель превосходит 100. Для чего? Чтобы сдержать инфляцию. Но мировой опыт говорит о том, что эта цель при сбалансированном развитии достигается за счет роста объемов и эффективности производства, а не за счет его деградации вследствие огра­ничения денежной массы.
Из-за повышения процентной ставки внутренний кредит дорожает, вытесняется внешним, это загоняет экономику в стагфляционную ловуш­ку. При этом Банк России упорно не желает применять общепринятые в развитых странах методы поддержки деловой и инвестиционной активно­сти, такие как организация дешевого и длинного кредита.
Жесткая монетарная политика российского Минфина и Банка Рос­сии привела к тому, что для крупного и среднего бизнеса займы уже стали неподъемной ношей, что естественно мешает развитию экономики.
По Конституции РФ Центробанк обязан обеспечивать стабильность на­циональной денежной единицы — это его главнейшая задача. Понимаете?
Справился он с ней в прошлом году? Нет. Напротив, возникло ощущение, что он сделал все возможное для «рас­качки» рубля путем спровоцирования паники на валютном рынке. Рубль обвалился в два раза! У ослабления нацвалюты есть свои плюсы, но его масштабы и формы поражают.
А именно?
- Девальвация долж­на проходить так, чтобы у участников рынка была возможность адаптиро­ваться к изменившимся условиям. Иначе подрывается инвестиционная активность бизнеса. От 8 до 10 про­центов в год — нормально. Есть и дру­гой вариант — одномоментно и бы­стро, как в Казахстане, Беларуси, Ве­несуэле. При этом очень важно избе­жать вовлечения спекулянтов в целе­направленную игру против нацвалюты и повышения ажиотажного спроса. У нас получилось ровно наоборот.
Но хотя бы отечественное про­изводство выиграет?
- На фоне общей не­определенности и негативной конъюн­ктуры, с учетом запоздалости, поло­винчатости и откровенной неадекват­ности почти всех шагов Центробанка — вряд ли.
Для расширения производства и импортозамещения нужны длинные и дешевые деньги (на срок от 5 лет по ставкам ниже инфляции). Их нет. Центробанк вовремя не принял мер для замещения западного финансиро­вания. Многие российские фирмы за­висят от зарубежных кредитов. Любые крупномасштабные санкции против России грозят ее компаниям изоляци­ей от мировых финансовых рынков и соответственно рецессией. Это тяжелая ситуация для всей экономики в целом.
Обращу ваше внимание, что сам ЦБ — довольно прибыльная структура. В 2012 году его прибыль составила 247 миллиардов рублей, 2013-м — 129 мил­лиардов, в 2014-м ожидается 200 мил­лиардов рублей. Это 4-е место в мире, после США, Японии и Бразилии.
Увы, ЦБ не столь эффективен для страны. Чтобы сдержать падение ру­бля, в октябре он на масштабные валютные интервенции потратил 30 миллиардов долларов своих резервов (почти 1,5 триллиона рублей). Расходы оказались бессмысленными, потому что не достигли цели. Обвал рубля в декабре и паническая реакция в виде подъема ключевой ставки до 17 про­центов в одночасье отрезали от кре­дитных средств тысячи предприятий.
- А ведь еще есть потери населе­ния...
- Для россиян «сво­бодное плаванье рубля» означает рост цен на импортные товары и сокраще­ние их доли в потреблении. А что ста­ло со сбережениями людей? Если на­зывать вещи своими именами, мы име­ем одно из крупнейших ограблений на­шего народа. Оно уступает разве лишь фактической конфискации вкладов в Сбербанке десятков миллионов граж­дан правительством Егора Гайдара более двадцати лет назад или дефол­ту 1998 года имени Сергея Кириенко. В 2014 году все, что было у населения на счетах, депозитах и под подушкой, сократилось ровно пополам.
Итого потери составили 150 милли­ардов долларов. Фактически произо­шла частичная конфискация рублевых вкладов граждан. По очень грубым подсчетам, потери населения в резуль­тате «экспериментов» Центробанка с «плавающим рублем» выражаются суммой 6,5 триллиона рублей. Потери предприятий и компаний вообще уче­ту не поддаются, это приблизительно 150 миллиардов долларов.
- Президент России сказал, что нам надо продержаться два года. Но ведь и при этом следует что-то делать?
- По моей оценке, стране потребуется 6-8 лет, чтобы вер­нуться к тем уровням, с которых упа­ли. Чтобы спасти промышленность и сделать ее драйвером экономического роста в условиях ухудшения геополи­тической ситуации и внешнеэкономи­ческой конъюнктуры, нужны структурные изменения в экономике. Ее дивер­сификация, укрепление национальных институтов, улучшение экспорта.
Итак, первое — поддержка занято­сти населения.
Согласно официальным данным, проблем с занятостью в России нет — 4,9 процента в минувшем сентябре. Но они не отражают реального положения дел. Скрытая безработица, по данным экспертов, в 2-3 раза выше. Статистика не учитывает стремительного расшире­ния неформальной занятости, которая, по словам вице-премьера Ольги Голодец, составляет около 20 миллионов че­ловек (почти треть всех занятых).
При грамотной политике в области занятости можно заместить около 1/3 нашего импорта.
Второе — адресная поддержка рос­сийского экспорта. Сейчас падает экс­порт не только продукции ТЭК, но и металлов, продукции химической про­мышленности и машиностроения. Это чревато сильным ростом безработицы. Среди мер поддержки национальных экспортеров значатся снижение ставки по кредитам, заморозка тарифов есте­ственных монополий на определенный период (до 1 процента роста в год).
Третье — стимулирующая бюджет­ная политика. Необходимо вкладывать средства в инфраструктурные проекты с большим мультипликативным эффек­том, которые позволяют привлекать больше частных инвестиций, стимули­руют развитие малого и среднего биз­неса в регионах. Все вместе это ведет к восстановлению внутреннего спроса.
- А что делать с высокой кредит­ной ставкой?
- Изменение денеж­но-кредитной политики — это четвер­тая мера. Оптимальная величина клю­чевой ставки не должна превышать среднюю норму прибыли в инвести­ционном комплексе за вычетом бан­ковской маржи (2-3 процента), а сроки предоставления кредитов — соответ­ствовать производственному циклу в обрабатывающей промышленности (до 7 лет). О какой конкуренции можно ве­сти речь, если российские представи­тели реального сектора берут кредиты под 25-30 процентов годовых, а став­ка большинства европейских банков 0,5! У японцев кредиты на 10 лет дают под 0,01 процента! В перечень целей денежно-кредитной политики и дея­тельности ЦБ нужно законодательно включить создание условий для эко­номического роста, увеличения инве­стиций и занятости.
Отдельно хочу сказать о необхо­димости изменения вектора разви­тия банковской системы. Ныне она препятствует развитию экономики в целом и в частности — в регионах. Вы­сокий уровень концентрации в ней (на первые 5 банков приходится более по­ловины ее активов) и отсутствие креп­ких региональных банков приводит к тому, что финансовые ресурсы «не до­ходят» до регионов и тем самым кон­сервируют в них низкий уровень эко­номического развития. Из первых 100 банков лишь 14 региональных, причем половина падает на Санкт-Петербург.
Всего 140 банков потенциально спо­собны выдать кредит одному заемщи­ку на 1 миллиард рублей (региональ­ных из них четверть). Восточнее Но­восибирска практически нет банков с серьезными возможностями, которые поддерживали бы Дальний Восток. Без развитой региональной сети эко­номика субъектов РФ будет буквально обескровлена, а значит не стоит ждать развития и повышения уровня жизни.
- Для этого нужно менять эко­номическую модель. Вот ведь и пре­мьер-министр на недавнем Гайдаров­ском форуме сказал об этом. Правда, не развил тезис.
- Разговоры ведут­ся не первый год. Высшее руководство страны признает тупиковость сырье­вого пути развития. Но экономика себя исчерпала еще и в плане сверх­концентрации по собственности, на­личия огромного госсектора, перегру­женности налогами и административ­ными издержками. Она столкнулась с ограничениями со стороны не спроса, а предложения. Ускорить темпы роста без резкого увеличения инвестиций и повышения производительности тру­да невозможно. Мы должны перейти к новой модели роста на основе дебю­рократизации экономики и честной конкуренции, глубоких преобразова­ний в пользу среднего класса.
Сейчас страна работает в ноль. Когда говорят, что экономика может вырасти на 2 процента, надо иметь в виду, что выбытие основных фондов и составляет те самые 2 процента в год. То есть, это только восполнение, а не рост. Чтобы слезть с нефтяной иглы и поставить национальное хозяйство на инновационный путь развития, нужно разработать комплексную Программу государственного стимулирования. С одной стороны, она будет содейство­вать переходу к более сбалансиро­ванной структуре промышленности, с другой — подталкивать предприятия к выпуску инновационной и конкуренто­способной продукции. Ведь Россия по­степенно превращается в технологиче­ское захолустье. И это одна из главных проблем, требующих решения.
Сегодня внимание власти сосре­доточено на узком наборе рыночных показателей — темпах приватизации госсобственности, удвоении ВВП, от­крытости торговли, сокращении внеш­него долга и инфляции. Они важны, но не абсолютны.
Низкий уровень качества жизни на­селения — это еще одна кардинальная проблема. Признаем, что наша модель жизни с достигшей критических пока­зателей социальной несправедливостью соблазняет немногих. В России средний богач богаче среднего бедняка в 22 раза, в Москве — в 55 раз. Разрыв в доходах неимущих и состоятельных неуклонно растет. Минимальная зарплата в 17 раз ниже, чем у люксембуржца, 14 — фран­цуза, 10 — англичанина, 4 — эстонца.
Низкая оплата труда оборачивается снижением платежеспособного спроса, а он порождает спад производства по­требительских товаров, высвобожде­ние работников с предприятий и рост безработицы. Уменьшаются налоговые поступления в бюджет.
Социальная несправедливость — это неравномерное распределение не толь­ко благ, но и нужд, таких, как право на проживание, здоровье, образование и т.д. Снижение качества уровня жизни запускает процесс деградации соци­альной сферы, депопуляции населения, роста количества пустеющих терри­торий с возможной перспективой их потери. Это зафиксировала послед­няя перепись населения. Социальная несправедливость напрямую связана с вынужденной трудовой миграцией («утечкой мозгов»). По официальным данным, за последние три года на ра­боту за рубеж выехали более 1,2 мил­лиона россиян. 40 процентов из них — люди с высшим образованием. Самая активная, пассионарная часть обще­ства. Это ли не потеря для страны?
- Как бороться с пауперизацией населения?
- Пути известны. Отказ от единой для богатых и бедных плоской шкалы налогов и введение прогрессивного налогообложения, ко­торое существует в развитых странах. Подоходный налог на сверхдоходы в США равен 40, Швеции и Франции — 60 процентам. Среди первоочередных социально-экономических мер — фор­мирование рынка доступного жилья. Его нужно строить массово, больши­ми объемами и в короткие сроки. Это не только исправляет социальную несправедливость, но и стимулирует экономику, создавая рабочие места, увеличивая налогооблагаемую базу, развивая сопутствующие отрасли.
Что очень важно, решать экономиче­ские проблемы нужно с учетом ценно­стей, максимально значимых для боль­шинства людей. Речь идет, прежде всего, о достойной работе, равноправном до­ступе к образованию и здравоохране­нию, реальной поддержке в старости.
Движение государства к социальной справедливости позволит нам с мень­шими потерями выйти из нынешнего многофакторного кризиса. Уместно вспомнить столь чтимого нашей вла­стью Петра Столыпина, который ска­зал: «...Главная наша задача — укрепить низы. В них вся сила страны... Будут здоровье и крепкие корни у государ­ства, поверьте, и слова русского прави­тельства совсем иначе зазвучат перед Европой и перед целым миром...».
Людмила Глазкова
Источник: russia-today.ru  
 
 

2 комментария:

  1. Господин цветков абсолютно прав...каждое слово взвешенное и выверенное ая мог бы наполнить ваш сайт до краёв и всё с фантас. пользой для госуд. и с финансовыми ....фантаст.пробретениями!!! Например,создал 555 новых волшеб упр.которые дарят каждой семье не только идеал климат..созидания..творч..не только абсол гармонию телем..150 лет жизни ..но и полную замену допингу и тупизне учёных и тренеров планеты..предл. собрать команду умеренных..умн.чест...руко. Валерий!!! такой чёткости, простоты я не видел. samolov.org

    ОтветитьУдалить
  2. хам самолов григорий дико извиняется перед Господином Цветковым...дико болят глаза..и я не перечитал такст!? Конечно-Цветков!!!!

    ОтветитьУдалить