Поиск по этому блогу

Klark651

Loading...

среда, 30 декабря 2015 г.

Маниловщина и реальность

Бывает ли у мертвеца второе дыхание?


(Маниловщина.RU)
Предлагаем читателям сайта «Политучеба» познакомиться с еще одним бумажным проектом развития российской экономики, о котором сообщила «Газета.RU».
Курсивом выделен мой комментарий.
Иван Тевризский

«Мы можем развиваться в полтора раза быстрее»
14 НОЯБРЯ, 13:09 // Екатерина Мереминская
Российская экономика может развиваться в полтора раза быстрее – с ежегодным приростом ВВП на 10% и инфляцией всего 5–5,5%, обещает программа социально-экономического развития России «Второе дыхание» на 2008–2010 гг. Как добиться таких результатов, «Газета.Ru» спросила у автора программы, директора департамента стратегического анализа компании ФБК, доктора экономических наук Игоря Николаева.
 Судя по названию программы социально-экономического развития России, надо полагать, что мы уже бежим, и теперь нам необходимо второе дыхание. Вопрос о том, куда и зачем мы бежим, у авторов программы подразумевается, как вопрос решенный.
 – Почему возникла потребность в создании программы социально-экономического развития России на 2008–2010 годы «Второе дыхание»?
 – Сейчас нет добротной, хорошо проработанной, конкурентоспособной и реалистичной среднесрочной программы. Правительственная программа, рассчитанная на 2006–2008 годы, – это совсем не то, что сейчас надо. Она не акцентирует внимание на главных, самых насущных проблемах.
Как мы не раз слышали из СМИ, у правительства есть программа аж до 2020 года. А теперь, оказывается,  нет! Авторы, как показывают ответы, обнаружили главную проблему нашего сосуществования – отсутствие добротной программы! Проблема найдена, посмотрим,  как они ее решают.
 Казалось бы, мы неплохо развиваемся: 7% экономического роста ежегодно с начала двухтысячных годов – это хороший показатель. Но это не наш уровень.  Всегда надо смотреть не на то, что мы сейчас имеем, а на то, что мы могли бы иметь при существующих условиях.
 А могли бы мы ого..го..го! Говорят нам авторы.  Пусть не Китай с его 11-12% годового прироста ВВП, но 10% мы можем одолеть. Наверно могли бы, да вот никак не получается. А почему не получается, об этом авторы новоиспеченной программы, скромно умалчивают.  Умалчивают о главном, расписывая частности. Но, при этом,  хотят, чтобы их опус воспринимали серьезно. 
Мы способны развиваться более высокими темпами, а официальная программа, напротив, предусматривает последовательное снижение темпов роста до 6–6,5% к 2010 году.
Поэтому нужна другая программа, направленная на ускорение экономического роста.
В старой программе нарисован не верный тренд развития, говорят нам разработчики. И если авторы нарисуют иной график, то и развиваться мы будем иначе.
Как все просто: берешь карандаш и рисуешь! А мы то,  глупые полагали, что движение общества осуществляется не в соответствии с графиками, а в результате борьбы интересов различных классов и групп.  Оказывается, нет! Так почему же тогда всего 10%? Давайте нарисуем себе 25% роста ВВП. Вот мир то удивим. Нарисуем и тогда заживем.
 Другой важнейший государственный среднесрочный документ – федеральный бюджет на 2008–2010 годы – также не реалистичен. Все показатели там уже «поплыли». В него заложено снижение среднегодовой цены на нефть с $55 за баррель в 2007 году до $50 в 2010 году. При этом уже в конце 2007 года мы видим $100 за баррель. А инфляция? Ну кто поверит, скажите мне, что в следующем году инфляция будет 7%?
А им не надо наше доверие! Им нужно только послушание. Чего они успешно и добиваются.
Следовательно, и бюджет не дает адекватного представления о том, что нас ждет в ближайшие 3 года. Это еще один важный аргумент в пользу разработки нашей программы.

Игорю Николаеву, следовало бы знать, прежде чем делать такие заявления, что бюджет составляется не для того, чтобы его выполнять, а для оболванивания народа. И еще то, что предполагаемую цену на нефть занижают специально, чтобы иметь возможность распоряжаться неучтенными средствами, ведь, учитываться в бюджете будут только те средства, которые уже посчитали и расписаны по статьям расходов.   
 – Каких целей позволит достичь ее реализация?
 – Мы можем развиваться в полтора раза быстрее. Я убежден, что тот уровень, на который мы можем выйти к 2010 году, – это 9–10% экономического роста. Для этого у нас должна получить закрепление и развитие инвестиционная модель роста экономики. Она начала формироваться уже в 2007 году, рост инвестиций составит порядка 20%.
А куда денутся олигархи и огромная армия чиновников, только и думающих, где бы урвать еще «кусок»? Может быть, они сами начнут отказываться от прибылей и взяток, чтобы выполнить программу развития,  предложенную Николаевым и его коллегами? Что-то такой тенденции не наблюдается. Рабочие многих предприятий никак не могут добиться повышения оплаты труда. Почти все их забастовки признаются судами не законными, а авторы программы пытаются всех убедить, что поведение современных правителей просто небольшое недоразумение. Однако!
 – Какие факторы, мешающие развитию, следует, по вашему мнению, устранить?
 – Для закрепления инвестиционной модели необходимо снять инфраструктурные ограничения экономического роста. Они у нас сейчас действуют по всем направлениям: электроэнергетика, транспортная и газовая отрасли.
 Главная ошибка последних лет заключалась в официальной политике перевода природных активов в финансовые. За этими словами стоит cтабфонд. У меня такой вопрос: почему мы провозгласили политику перевода природных ресурсов в финансовые, а не политику перевода природных ресурсов в материальные? Ведь очевидно, что вкладывать в материальные активы – это более надежно и правильно, потому что такие активы – это фундамент для экономического роста.
 Главное, что необходимо сделать, – это изменить существующую политику. Мы должны переводить природные активы в материальные и в инфраструктуру прежде всего.
 Ошибка  ли? Те, кто захватил в стране власть и наживает миллиарды на продаже природных ресурсов никаких иллюзий не питают, и только смеются на подобными прожектерами. Авторам программы следует обратиться к российским олигархам и объяснить, что они заблуждаются. Да провести разъяснительную работу, если они, конечно, слушать будут, а не выставят вон.
 – Вы предлагаете отказаться от стабфонда?
 – Уверен, что в нашей стране неправильно формировать большие финансовые резервы, денежный мешок (я не имею в виду золотовалютные резервы). Сохранять такой мешок можно будет только до поры до времени – всеми правдами и неправдами его начнут «пилить». А вот если бы вы построили железную дорогу или автомагистраль федерального значения, то ее трудно было бы растащить. Когда до денежного мешка доберутся, уверяю вас, траты будут гораздо менее рациональными, чем в рамках полномасштабного бюджетного процесса.
 Если бы, да вот   бы   мешает. Авторам программы стоило бы уточнить, прежде чем рассуждать о мешке денег,  где эти деньги? Мешок, то, который демонстрируют народу,  пуст. Там лежат только долговые обязательства американского государства.  
 Считаю неправильным и деление на нефтегазовые и не нефтегазовые доходы, которое закреплено теперь у нас в бюджете. В аналитических целях это можно делать, но в практике бюджетного процесса это делать неправильно. Выделением нефтегазовых денег, резервного фонда, фонда национального благосостояния мы нарушаем важнейший принцип бюджетного процесса – принцип сбалансированности, когда расходы должны равняться доходам. Они у нас равняются, но только после того, как мы отделяем от доходов огромный кусок.
Кусок для того и отделяется, что это кому-то надо, и кто-то это может делать беспрепятственно и им не важно, правильно это или не правильно, с точки зрения Николаева.  
Предлагается в перспективе отказаться от стабфонда и уже сейчас последовательно реализовывать политику, чтобы у нас не было такого инструмента. Как? Если мы говорим, что важнейшая проблема – инфраструктурные ограничения экономического роста, значит, мы должны средства направить на решение этой проблемы.
 От такой политики пользы больше, инфляционных рисков меньше, чем от осознания того, что не сегодня завтра кто-то отрежет еще 200–500 млрд рублей и они вольются в экономику.
– При этом вы также предлагаете реформировать Инвестиционный фонд. Зачем? Ведь эти средства как раз идут на решение инфраструктурных проблем.

– Сейчас Инвестфонд создан как механизм реализации проектов общегосударственного значения. Но какие там появляются проекты?  Собираются заявки, и затем оценивается, есть ли в предлагаемых проектах общегосударственная значимость. В результате этой порочной политики общегосударственная значимость финансируемых проектов представляется достаточно спорной. Например, отдельные железнодорожные пути, финансируемые из фонда, при более внимательном рассмотрении оказываются подъездными путями к конкретным месторождениям, предприятиям. Бизнес-структуры предлагают то, что выгодно им, а не государству. Это естественно.
А государство, спрашивается, в чьих руках? Как осуществляется кадровая политика в данном государстве?  Прежде чем рассуждать о государстве, надо бы понять, что за государство мы имеем. 
У меня вопрос: почему государство сначала не определит, что ему действительно надо, а потом не предложит на конкурсной основе это реализовать? Мы предлагаем ввести именно такой механизм.
 – Одна из основных причин создания cтабфонда – боязнь пустить эти деньги в экономику, так как это ускорит инфляцию. Вы предлагаете cтабфонд тратить. К какому росту цен приведет выполнение программы?
 – Это даст те же цифры, которые сейчас запланированы. Но именно запланированы – 5–5,5% к 2010 году. В нынешних условиях, когда за 2007 год будет 11–11,5%, а не 8%, этот уровень уже невозможно представить. Мы же говорим, что можно этого достичь, но тогда нужно радикально менять взгляд на то, как надо бороться с инфляцией.
 Главная ошибка антиинфляционной борьбы – в посыле, что инфляция зависит прежде всего от того, сколько денег в экономике. Это важный показатель, но также на инфляцию влияет и уровень конкуренции в экономике. А мы недооценивали это влияние, и мне понятно почему: потому что бороться с инфляцией, стерилизуя денежное предложение, проще, чем, стимулируя, развивать конкуренцию.

Кролик – это не только три-четыре килограмма диетического мяса, но и…
Надо полагать, что сегодняшние монополисты глупы и наивны настолько, что готовы сами себе создавать проблемы, так как конкуренция – это борьба капиталистов за норму прибыли. А поэтому и готовы отказаться от прибыли, ради мифической конкуренции, предложенной авторами программы. Они что, мазохисты? Им    денег не надо, подавай конкуренцию, тем боле, что этого желает группа разработчиков программы «Второе дыхание».
 – Программа предлагает отказ от страховой части пенсии. Почему?

– Реализация страховых принципов в пенсионной системе – это вообще нонсенс. Страховая система может функционировать, если взносы платят все, а страховой случай наступает далеко не для каждого. Если страховой случай наступает для каждого или хотя бы для 50–60% (те, кто доживает до пенсии), система не может существовать.
 Мы предлагаем внести ясность, оставив две части пенсии. Государство не может оставить на произвол судьбы человека, даже если он нигде не работал. При наступлении пенсионного возраста оно должно гарантировать определенные выплаты независимо от стажа. Это базовая часть пенсии, социальная. Как благородно! В перспективе она должна финансироваться за счет бюджетных средств. Другая часть, естественно, зависит от того, как долго человек работал, сколько он получал. Это накопительная часть, которая формируется за счет взносов работника и работодателя на паритетных основах.
 А если он не работал, а протирал штаны в Госдуме? Как тогда быть?
 Эту систему невозможно было бы реализовать, если бы у государства не было денег. В переходный период, который займет 10–15 лет, потребуется использование возможностей бюджета. Финансов у государства достаточно – ведь и сейчас на покрытие дефицита ПФР из бюджета выделяется по 170 млрд рублей, а к 2010 году сумма возрастет до 227,4 млрд рублей.
 В переходный период мы используем те же средства, зато на финише будем иметь систему, которая будет лишена недостатков, предопределяющих дефицит пенсионного фонда.
 Много пустых и бессмысленных рассуждений и ни единого слова о том, что у нас в стране существует два пенсионных закона: один для хозяев жизни, для чиновников и государственной прислуги, а другой – для наемных рабов. И пока данная система будет существовать пенсия по труду, между прочим, правильно названа, будет мизерной.  Маниловщина.ru, которая выдается за науку.      
 – Вы предлагаете повысить как минимум на 50% зарплату учителям. Да и увеличивать выплаты бюджетникам более высокими темпами по сравнению с намеченными планами. Делались ли подсчеты того, сколько средств на это нужно?

– Мы можем финансировать это повышение, не накапливая средства в cтабфонде. Вообще, задавать вопрос, где взять деньги для бюджетников, при ценах на нефть $100 за баррель – это как-то непонятно. Есть деньги.
 – А не скажется ли это на инфляции?
 – Надо учитывать структуру потребления бедных бюджетников. На что они будут тратить эти деньги? На предметы первой необходимости, в первую очередь не самые дорогие и, значит, скорее всего, представленные нашими предприятиями. Это потребительская активность, это стимулирование отечественного производства. Больше производства, больше конкуренции, соответственно, меньше инфляции.
«Добрые» дяденьки хотят убедить граждан, что при данной власти, все возможно и стоит только захотеть. Возможно, и волка накормить и овцу сохранить. В действительности же они подпитывают иллюзии, что данная власть представляет интересы всего общества и все проблемы нашего общества в ошибочном подходе по переводу природных активов в какие-то иные, а не финансовые активы.
– Как вам кажется, прислушаются ли к советам ФБК? Есть ли у «Второго дыхания» шансы быть реализованной?
 – Да, востребованность независимой аналитики невысокая, но кое-что все-таки оказывается услышанным. Другое дело, что качество исполнения подчас такое (так было с налоговой амнистией и особенно с монетизацией льгот), что досадно становится – лучше бы не брались. Но всегда надеешься на лучшее, и сейчас я убежден, что реализация программы – это только вопрос времени.
Какое самообожание!!! Они предложили аналитику! Ну, надо же! А что проанализировали? Видимо, авторы предложенной программы устали от своей «независимости» и безденежья, и всеми силами стремятся встать на прокорм к власть имущих.
Тут то и завязывается диалог: создатели программы кричат, что они проделали большую работу, все проанализировали и предлагают реализовать их программу.  А власть им отвечает, что у них есть своя программа, что они не могут содержать большую массу составителей программ. Тут авторы «Второго дыхания» принимаются за критику имеющихся программ и говорят, что ваши программы не реалистичны, у вас и графики неправильные.  А те, кто у руля и внимания не обращают на этих критиков, так как, в действительности, никакой программы они осуществлять и не собираются. Да и истинные мотивы авторов новоиспеченной программы понимают. Тут Николаев начинает их шантажировать, угрожая придать свою программу широкой огласке.  
 Мы направим программу во все органы государственного управления, кому это может быть интересно, будем распространять в СМИ и среди профессионального сообщества.
 Надо бы  направить еще в спортлото. Там прочтут. Но, реализовывать не станут. Возможностей нет.
 Иван Тевризский
 16.11. 2007 г.
 
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий