Поиск по этому блогу

Загрузка...

Klark651

Loading...

понедельник, 2 мая 2016 г.

Правительство озабочено доходами олигархии

Россия остается без пенсий — Андрей Полунин

Минфин представил в кабмин детальный план пенсионной реформы. Об этом сообщают «Ведомости». Вот как выглядят ключевые пункты этого плана:
— передать сбор страховых взносов Налоговой службе, и совместить это с реформой тарифной политики — установить единый тариф социального страхования, плюс взимать его со всей зарплаты (сейчас взносы в Пенсионный фонд берутся с зарплат до определенного предела);
— повысить пенсионный возраст до 65 лет и для мужчин, и для женщин — с шагом 6−12 месяцев в год;
— отказаться от выплаты пенсии — или хотя бы ее фиксированной части — работающим пенсионерам, поскольку такая практика существовала в советский период, и не противоречит конвенции Международной организации труда;
— не платить досрочные пенсии тем, кто имеет на них право из-за работы на вредных и опасных производствах, но продолжает работать на тех же самых производствах (сейчас это более половины «досрочников»);  

— досрочникам-бюджетникам — педагогическим, медицинским, творческим работникам — постепенно повысить необходимый для установления досрочной пенсии стаж, чтобы он совпадал с общеустановленным пенсионным возрастом;
— с 2019 года отменить обязательность накопительного компонента, и перевести его из системы обязательного пенсионного страхования в квазидобровольное, с одновременным внедрением стимулов для добровольности накоплений. 
На последнем пункте стоит остановиться особо.
ЦБ и Минфин предлагают вывести накопительные взносы из обязательного пенсионного страхования, оставив все 22% тарифа пенсионных взносов солидарной системе. Накопительную часть предлагается переименовать в «индивидуальный пенсионный капитал». В него войдет и все прежде накопленное, причем граждане получат права собственности на свои пенсионные накопления, а также возможность потратить их до пенсионного возраста. Накопления граждан в НПФ переводятся в пенсионный капитал автоматически, а накопления «молчунов» конвертируются в баллы страховой части пенсии, если за два года со старта новой реформы «молчуны» не перевели накопления в НПФ.
Накопительные взносы гражданин будет уплачивать с собственной зарплаты, их размер — от 0 до 6% — можно будет регулировать в течение всей жизни. При этом 6 рублей взноса (с каждых 100 рублей зарплаты) будут увеличиваться до 7,32 рублей за счет софинансирования государства.
Каковы шансы, что реформа Минфина и ЦБ будет реализована в ее нынешнем виде, когда начнется кардинальная перестройка пенсионной системы?
— Реформа пенсионной системы неизбежна, поскольку в РФ растет средняя продолжительность жизни, и изменяется демографический баланс населения — работающих становится меньше, — отмечает директор Института политических исследований Сергей Марков. — Как неизбежно, на мой взгляд, и некоторое повышение возраста выхода на пенсию — по тем же базовым причинам. Но нынешние предложения Минфина вряд ли являются окончательными, или даже предпоследними. К тому же крайне маловероятно, что ключевые решения по реформе будут приниматься до президентских выборов 2018 года.
Думаю, что основные параметры пенсионной реформы еще не сложились, и по чисто политическим причинам власти не смогут принять эти параметры кулуарно, почти тайком. С этой точки зрения, нынешние предложения Минфина следует рассматривать только как позицию ведомства. Принятию окончательного варианта пенсионной реформы будет предшествовать долгая дискуссия, в которой наверняка примут участие социальный блок правительства, парламентарии, профсоюзы и Общественная палата.
Есть еще важный момент: такая дискуссия не может начаться немедленно. Накануне выборов никто не станет этого делать из-за политических рисков.
 — Какие пункты пенсионной реформы власти могут реализовать, не откладывая?
— Я считаю, сейчас могут быть реализованы только те блоки реформы, которые с политической точки зрения не являются чувствительными. В частности, концентрация сбора страховых взносов в Налоговой службе.
Если же будет повышаться пенсионный возраст — то только отдельным категориям пенсионеров, и очень аккуратно, в основном, на принципах добровольности.
А вот чего точно не будет — так это сокращения выплат работающим пенсионерам. Такая перспектива уже вызвала серьезное недовольство в обществе, и если вовремя не остановиться, то это недовольство может принять острые политические формы. Словом, я не могу представить, что правительство сейчас пойдет по этому пути.
— Значит ли это, что кабмин отложит реформу в долгий ящик?
— Нет. Думаю, правительство будет пытаться проталкивать реформу при любом удобном случае. Беда в том, что социально-экономический блок нашего кабмина всегда проявлял высокую степень социальной безответственности. На мой взгляд, этот блок, в том числе путем пенсионной реформы, пытается переложить ответственность за свою деятельность и на «Единую Россию», и лично на президента Владимира Путина.
— Скорее всего, правительство приступит к пенсионной реформе сразу после выборов в Госдуму нынешней осенью, — считает доктор экономических наук, профессор Академии труда и социальных отношений Андрей Гудков. — По сути, реформа перенесет ошибки, которые были совершены социальным блоком правительства, на плечи населения. И тем самым ухудшит его благосостояние.
С точки зрения бюджетной политики, реформа необходима. Из-за резкого снижения ставок тарифа социального страхования и сокращения базы этого тарифа путем вывода из-под него части заработной платы (в 1990-е, напомню, тариф составлял 38,5%, и взимался со всей зарплаты), в Пенсионном фонде возникает дефицит, который приходится закрывать трансфертами из бюджета.
Это так, но что предлагают либералы из Минфина? Как эффективную антикризисную меру они рассматривают передачу функций сбора страховых взносов от социальных фондов в Федеральную налоговую службу. На практике, это грозит узурпацией Минфином полномочий Минтруда и Минздрава в области социальной защиты.
На мой взгляд, ничего хорошего такой сценарий не сулит. Собранные ФНС социальные страховые взносы будут в этом случае передаваться в Федеральное казначейство. Оттуда Минфин легко сможет их направить их на «латание» бюджетных дыр вне социального сектора. Нужны ли такие перераспределения нашим гражданам — вопрос риторический.
Международная практика, да и наш прошлый опыт доказывают, что восстановлению экономики способствуют меры стимулирования потребительского и инвестиционного спроса, в том числе за счет бюджетного и взносового финансирования социальной системы. Но социально-экономический блок правительства этой точки зрения не разделяет. Поэтому я не исключаю, что предложения Минфина, в случае соответствующего давления, будут приняты следующей Госдумой.
Думаю, одно может удержать от такого развития событий: в случае реформирования пенсионной системы неизбежно возникнет риск сбоев, а для власти это несет и политические риски. Представьте, что произойдет, если за полгода до президентских выборов вдруг возникнут перебои с выплатами оперативных пособий: больничных, пособий по уходу за детьми. Или возникнут задержки с выплатами пенсий в регионах. Все это, понятно, крайне отрицательно повлияют на обстановку накануне электоральных событий. Именно поэтому реформу пенсионной системы будут реализовывать поэтапно и очень долго…
— Главная идея Минфина — ликвидация накопительной части пенсии, и ее трансформация из обязательного компонента в добровольный, — уверен доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономики РАН Никита Кричевский. — Это, замечу, хотели сделать очень давно. Еще в 2008 году тогдашний министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов пришел в Госдуму с предложением ликвидировать накопительную часть, но депутаты его не поддержали.
Сейчас ситуация изменилась. Во-первых, чиновники придумали механизм, как провести «ликвидацию». Во-вторых, общество уже настолько привыкло, что накопительной части пенсии нет как таковой, что покорно смотрит за манипуляциями кабмина.
Раньше у граждан были надежды, что с помощью накопительной пенсии им удастся обеспечить безбедную старость — эти надежды улетучились. Потом им рассказывали, что экономике РФ необходимы «длинные» деньги, но скоро оказалось, что по действующему законодательству накопительные взносы фактически невозможно использовать для инвестирования. Теперь предлагается прежние обязательства по накопительной пенсии перетащить в Пенсионный фонд, а гражданам, которые хотят накапливать на пенсию, предложить делать это самостоятельно.
У меня есть версия, которая объясняет происходящее. На мой взгляд, с самого начала накопительная часть пенсионной системы вводилась для вполне конкретной цели — сбора денег на погашение долгов Парижскому клубу. Напомню, что в августе 2006 года Россия досрочно вернула все долги Советского Союза клубу из 17 стран-кредиторов в сумме 21,6 миллиарда долларов.
Никаких доказательств этой версии нет. Но она объясняет, почему российское руководство никогда всерьез не развивало накопительную компоненту. Закон, который устанавливал правила инвестирования пенсионных накоплений, разрешал, по сути, лишь вкладывать эти деньги в ценные государственные бумаги РФ и регионов России, но не в реальные инвестиционные проекты.


 Но теперь наступает срок расплаты: в 2022 году на пенсию выходит первая гражданка, которая имеет право на выплаты накопительной части пенсии. Поэтому государство спешит переложить ответственность за эти выплаты на ПФР. Это выльется, я считаю, в увеличение дефицита бюджета Пенсионного фонда, и в повышение пенсионного возраста для граждан…



Комментариев нет:

Отправить комментарий