Поиск по этому блогу

Klark651

Loading...

четверг, 21 января 2016 г.

Путин критикует Ленина, Медведев - Маркса, а Чубайс - коммунизм вообще


Путин подверг Ленина критике 

Президент России Владимир Путин подверг критике последствия деятельности Владимира Ленина, передает «Интерфакс».
На встрече с членами Совета по науке и образованию глава Курчатовского института Михаил Ковальчук процитировал поэму Бориса Пастернака «Высокая болезнь». В фрагменте о Ленине Пастернак писал: «Он управлял теченьем мысли и только потому — страной». Ковальчук предложил президенту «найти такие организации, которые должны управлять «течением мысли» в конкретных направлениях».
«Управлять течением мысли — это правильно, нужно только, чтобы эта мысль привела к правильным результатам, а не как у Владимира Ильича. А то в конечном итоге эта мысль привела к развалу Советского Союза, вот к чему. Там много было мыслей таких: автономизация и так далее. Заложили атомную бомбу под здание, которое называется Россией, она и рванула потом. И мировая революция нам не нужна была», — заявил Путин.
Комментарий. 

В высказываниях В. В.Путина кроется ряд заблуждений, которые  присущи либеральной тусовки.
.1.  СССР развалился не из-за национальных республик, а в результате буржуазной контрреволюции партийно-хозяйственной номенклатуры выпестованной в рядах КПСС, переродившейся из пролетарской партии в буржуазную.   Естественно, что данная буржуазная контрреволюция проходила под знаменами национализма, так как разжигание национализма есть базовая идеология буржуазии.Оппортунистам из КПСС необходимо было столкнуть лбами народы, чтобы поделить государственное имущество между собой.
  Национальное самоопределение в рамках пролетарского государства является цементирующим фактором, так как союз пролетариев разных национальностей  дает  выигрыш каждому народу и каждому человеку, так как от труда каждого увеличивается богатство и процветание всех. А  вот в условиях капиталистической эксплуатации, капиталист всегда старается свалить вину  трудностей существования рабочего на другого рабочего, на конкурента на рынке труда, и живой труд обогащает класс капиталистов, а не рабочих. 
 Страхи Путина понятны, так как плутократическая вертикаль власти, по обслуживанию олигархии, которая и является главной центробежной силой, понимает, что не удержит Россию, как единое государство. Капиталу нужны безликие  рабы,  а не процветающие народы.
Ленин строил пролетарское государство, а не олигархическое,  а потому,  что хорошо для
народа и России в целом,  то безусловно плохо для олигархии и плутократии, . У страны под руководством олигархии нет будущего. 
 ---------------------------------------------------------------------
  

Д.Медведев назвал учение Маркса экстремистским

  Президент РФ Дмитрий Медведев в ходе своего выступления на Мировом политическом форуме в Ярославле заявил, что считает учение о классовой борьбе экстремистским.
"Прогрессирующее имущественное расслоение, которое, может быть, было менее рельефным в условиях экономического роста, на фоне кризиса приводит к открытым конфликтам между обеспеченными и бедными людьми. И во многих регионах мира возрождаются вполне, на мой взгляд, экстремистские учения о классовой борьбе, происходят уличные беспорядки и террористические акты", - сказал он.
"Звучат призывы применять силу, защищать традиционную культуру и нравственность и т.д. В то же время существуют и призывы противоположного свойства, которые заключаются в том, чтобы полностью минимизировать роль бюрократии, дать обществу развиваться исключительно на принципах самоорганизации, саморегулирования и самоуправления, устранив государство из общественной жизни", - добавил президент РФ.
Он подчеркнул, что вопрос, каким должно быть государство, для России является очень важным.
По словам Д.Медведева, все проблемы, издержки и трудности, с которыми сталкивается Россия, не заставят отказаться от общих целей - жить в современном демократическом государстве, обществе свободных людей, в мире без насилия и бедности. "И мы обязаны сохранить целостность нашей страны, иначе у нас вообще никакой страны не будет, у нас не будет никакой России, как бы этому ни противились террористы и экстремисты", - сказал президент.

Глава государства также выразил мнение, что экономика XXI века требует более четкой профессиональной специализации и интенсивности миграционных потоков, более активного обмена знаниями, услугами, товарами и более сложной системы разделения труда.
"А такая фундаментальная ценность, как свобода выбора, позволяет человеку самостоятельно проектировать свою жизнь и развивать свою личность, решать, кем быть и каким быть, дает право не только следовать традиции, характерной для тех или иных государств или областей, жить не по шаблону. А быть не таким, как все – это тоже завоевание современности", – подчеркнул он.
Таким образом, по мнению президента, "структура общества радикально усложнилась".
  08 сентября 2011 г.
Актуальный архив
                                               МАРКСИЗМ… БЕЗ  МАРКСА?
     Вот уже не первый год в предсессионной череде зачётов по научному коммунизму возникает одна и та же, назойливо повторяющаяся, ситуация:
-         Здравствуйте, - обращается студент. – Мне нужно получить зачёт. Вот зачётка.
-         Хорошо, - отвечает преподаватель. – Посмотрим, как вы занимались в течение этого полугодия…
-         Я присутствовал на всех семинарских занятиях…- скажет один.
-         …посетил все лекции, - добавит другой.
-         …отсутствовал только по уважительным причинам, - объяснит третий.
-         Всё наверстаю к летнему государственному экзамену, можете не сомневаться! – заверит тебя четвёртый.
     Что ж, действительно, сомневаться, как правило, не приходится. Не приходится даже в тех крайне редких случаях, когда, закусив удила и не скрывая раздражения, иной студент с отчаянной решимостью разъяснит тебе, что он и так человек добропорядочный, что у него есть ещё и другие предметы, по специальности… Что, наконец, прожить можно и без «этой философии», были бы голова на плечах да диплом в кармане.
     Впрочем, речь даже не о них. Ведь неблагополучие своего поведения ребята в конце-концов сознают и сами. Речь о тех, кто вполне благополучен и в посещаемости, и в успеваемости, и в оценках. О тех, кто исповедует утончённый принцип: лучше прочесть учебник «от корки до корки», на худой конец составить конспект по спасительной хрестоматии, лучше посещать лекции, чем изучать Маркса, Энгельса и Ленина… по первоисточникам.
     Изучать ли марксизм по Марксу?  Можно было бы и не сосредоточивать внимание на этой проблеме, если бы она замыкалась лишь стенами учебной аудитории, а не выражала личное отношение студента  к Науке, к Жизни, к другим людям, наконец, его отношение к самому себе.
     Вначале о науке. На ум приходит такое высказывание Фридриха Энгельса: после того, как социализм превратился из утопии в науку, он требует того, чтобы с ним и обращались как с наукой, то есть, чтобы его изучали. Что же это значит?
     Когда в 1890 году студент Берлинского университета, будущий журналист Йозеф Блох обратился к Энгельсу за рекомендациями по изучению Марксовой теории материалистического понимания истории, последний охотно выполнил просьбу. Но при этом добавил: «Я прошу Вас изучать эту теорию по первоисточнику, а не из вторых рук, - право же, это гораздо легче».
     Вот ведь, оказывается, как!  Легче всего научную суть марксизма можно понять не по учебнику, а именно по работам Маркса, Энгельса и Ленина. Если, конечно, «изучать», а не «заучивать». Заучивать-то как раз легче всего именно по учебнику…
     Характерно, что классики марксизма писали свои произведения, прежде всего для рабочих. (Таково же доктринальное требование марксизма.) И те понимали их вполне. И это несмотря на то, что образование рабочих было не «без пяти минут высшее», а порой даже и не начальное.
     Так в чём же дело!
     Почему-то, что было вполне «по силам» передовому рабочему недавнего прошлого, порой оказывается не по зубам современному студенту?
     Иначе, как исходя из самой жизни, из различного к ней отношения, вопрос этот разумно и не объяснить. Ведь научный коммунизм, то есть марксизм, есть учение о тех животрепещущих противоречиях человеческого Бытия, которые всем нам приходится сегодня решать. Но именно Рабочий, преобразующий мир своим трудом, больше всех других зажат в тисках этих противоречий. В силу этого «рабочий гораздо более независим в своих суждениях, более восприимчив к действительности… и не смотрит на всё сквозь призму личных интересов», - писал Фридрих Энгельс. Потому-то именно рабочий и обладает ярко выраженной потребностью эти противоречия понять.
     Верно, однако, и обратное. Кто по своему жизненному положению далёк от проблем  действительной жизни или имеет к ним отношение весьма косвенное, тот, естественно, равнодушен и к научно-теоретическому выражению таких проблем. Другими словами, тот равнодушен и к теории марксизма, как духовному выражению жизненных интересов рабочего класса.
     Что верно, в общем, то верно и в частности. При ближайшем рассмотрении оказывается, что все мы живём в обществе трудящихся, а студент у нас освобождён на время учёбы от непосредственного производительного труда. При этом он продолжает в полной мере пользоваться всеми благами и правами трудящегося человека. Говоря проще, живёт за счёт труда рабочего класса.
     Само собой разумеется, что, освободив студента на время от производительного труда и связанных с этим обязанностей, рабочие рассчитывают, что тот, помимо чисто профессиональных навыков, овладеет ещё и теоретически развитым сознанием – мировоззрением рабочих.  Причём сделает это с той же добросовестностью, с какой они, в свою очередь, создают ему все условия для усвоения культуры и развития своей головы. Вот почему когда студент либо отказывается от изучения марксизма, либо изучает его формально (для зачёта, экзамена и диплома), оценивать это следует однозначно и лишь по самым высоким нравственным меркам.
     Это значит, что он отказывается  разделять  с трудящимися не только их образ жизни, но также и образ их мыслей.
     А жить за счёт другого, но при этом не разделять с ним ни того, ни другого, - значит ставить себя вне рамок нравственного отношения и к другим людям и к самому себе. Как говорится, «единожды солгавший, кто тебе поверит?» Кто допустил лицемерие в одном случае, может претендовать на звание «порядочного человека» разве что лишь в своём воображении.
     Полагать иначе – значит пользоваться двойной меркой: одной для науки, другой для жизни, одной «для себя», другой «для других». Но, как утверждал ещё молодой Карл Маркс, «принимать одну основу для жизни, другую для науки – это значит, с самого начала допускать ложь».
                                                            В. АЛЕКСЕЕВ. Преподаватель.
                                            «На смену!»,  2 февраля  1985 года,  тираж 155000.
                                    « НЕТ   ЦАРСКОГО   ПУТИ   В   НАУКУ! »
«Марксизм… без Маркса?» – такой полемический заголовок был предпослан редакцией статье преподавателя В. Алексеева, опубликованной в «Аргументе» 2 февраля. Разговор продолжили читатели, учащиеся, студенты, преподаватели / «На смену!» 13 апреля, 14 мая, 29 июня/. Он был заинтересованным и серьёзным. Об этом свидетельствуют и публикации газеты, и коллективные обсуждения, прошедшие в ряде вузов Свердловска, и письма, поступившие в редакцию.
      Можно  ли прожить без философии, была бы голова на плечах и диплом в кармане? Так был сформулирован один из вопросов, обращённых к редакции из студенческой аудитории. Можно ли без серьёзной мировоззренческой подготовки осмыслить настоящее, понять проблемы будущего? – прозвучал встречный вопрос. Путь облегчённого, формального изучения марксистской теории – за ним стоит не что иное, как проявление классовой и нравственной незрелости молодого специалиста. Большинство наших читателей активно поддержали именно эту точку зрения.
     - «Автор статьи «Марксизм… без Маркса?» последовательно и точно дал критику этому негативному явлению в нашей студенческой жизни. И он прав», - утверждает Х.Умаров. Некоторые участники разговора выразили несогласие с ним: «Прежде всего, необходимо выявить причины, приведшие к такому странному положению, когда марксизм начинают изучать «без Маркса». А именно этот важный момент был упущен В.Алексеевым в его статье», - возражает студент философского факультета УрГУ Д.Николаев.
     Другие же согласны с автором лишь отчасти. «Мне представляется весьма спорной авторская трактовка истоков формализма в изучении студентами марксистско-ленинской теории, - пишет преподаватель Свердловского Областного культпросветучилища С.Девятков. – Согласно автору, эти истоки коренятся лишь в специфическом положении студента в нашем обществе, при котором он далёк от проблем действительной жизни или имеет к ним отношение весьма косвенное, а потому равнодушен и к научно-теоретическому выражению таких проблем – теории марксизма». Но, во-первых, студенты дневных отделений освобождены у нас от непосредственного производительного труда, а не от труда как такового. Во-вторых, например, студенты-заочники и вечерники находятся в прямой связи с трудом производительным. А между тем формализм в изучении общественно-политических дисциплин присущ им в не меньшей степени, нежели студентам дневных отделений. Наконец, в-третьих, при одинаковом положении, не все студенты и дневных отделений проявляют подобный формализм, а лишь часть из них"» - заключает С. Девятков.
     Причины изучения «марксизма… без Маркса»… Размышляя над ними, ряд читателей приходит к такому выводу. «Интерес к изучению первоисточников пропадает ещё в средней школе», - считает студентка УПИ   Любовь Тореева. Ведь, «приходя в высшее учебное заведение, студент продолжает «тянуть лямку» школы, продолжает учиться несерьёзно, разбросанно, не видеть первоисточника, а следовательно, не понимать сути дела в корне», - подчёркивает В.Карабанько. Причём для средней школы это характерно «в ещё большей степени.., только по учебникам изучают не Маркса и Ленина, а Достоевского и Толстого», - пишет О.Врачёв.
     Что же, возразить что-либо здесь трудно. Ребята – сами вчерашние школьники – знают, что говорят. Они сфокусировали внимание на ещё одной стороне проблемы. И стороне очень важной.
     Вспоминая о встречах с Лениным, Инесса Арманд рассказывала о том, что Владимир Ильич всегда живо интересовался тем, знает ли молодёжь классическую русскую литературу. Когда же выяснялось, что знают её довольно плохо, а многие даже огульно отвергают как «старорежимное наследие», Ленин с настойчивой заинтересованностью говорил о том, что надо знать и ценить лучших представителей русской дореволюционной культуры. «Ведь на Некрасове целое поколение училось»,- говорил Владимир Ильич.
     Внутренняя, нерасторжимая связь родной литературы и марксистского мировоззрения ясно выражена в такой вот мысли Ленина: «Россия выстрадала марксизм», - писал он.
     Это значит, что в марксистском мировоззрении мы находим чёткие и ясные ответы на те проблемы и «проклятые вопросы» бытия человеческого, которые ставили, с которыми накрепко связывали свои судьбы и над которыми бились самые благородные и лучшие представители русского народа: Пушкин и Некрасов, Гоголь и Белинский, Герцен и Достоевский, Радищев и Толстой, Лесков и Помяловский, Куприн и Чехов… И если верно то, что плоды их исканий – в могучем взлёте ленинской мысли и революционных деяний русского рабочего класса, то верно и обратное: без знания их (русских классиков!) произведений, следовательно, всех драм их мыслей и сердец, марксизм может быть усвоен только как набор безжизненных формул, голая схема. И никак иначе!
     Вот потому-то облегчённое, формальное «знакомство» с Лениным или Достоевским, Марксом или Герценом, Энгельсом или Толстым – это две стороны одной и той же малопочтенной медали. Если же говорить ещё определённее, то формальное отношение к марксизму, помимо всего прочего, свидетельствует об отсутствии патриотизма, т.е. о равнодушии не только к делу рабочего класса, но и к своему народу.
          Есть  в нашей почте, однако, и «сердитые» письма, свидетельствующие о том, что мысль эта оказалась очевидной далеко не для всех.
     «Ведь и без глубокого изучения марксизма люди были прекрасными борцами за свободу народа», - пишет нам один студент. «А то, что не конспектируя, мы не соглашаемся с образом жизни и образом мысли рабочего класса – неверно». «Ведь и без первоисточников, по другой литературе мы самую основную мысль, итог трудов Маркса и Энгельса, знаем, понимаем», - продолжает второй. «Автор не прав, что студенты сидят на шее трудящихся. Ведь придя на производство, ты не будешь философствовать, а будешь работать, и с тебя будут спрашивать, что ты сделал на рабочем месте, а не какую статью Маркса прочитал», - утверждает третий. «Образ жизни, образ мысликрасивые слова! Пишут, что, не изучая теорию рабочего класса, мы не поддерживаем их образ жизни и образ мысли. Но они сами, рабочие, знают ли теоретические основы их общества? Я уверен, что многие, даже из передовых рабочих, не читали ни Маркса, ни Энгельса, ни Ленина и повторяют их общеизвестные фразы и высказывания. Как можно требовать от студентов, если рабочие сами не знают этого?» – заключает четвёртый, подписавшийся буквами «Д. Т. Р.».
     Ну, что же, известное изречение гласит, что если бы геометрические аксиомы задевали интересы людей, то они, наверное, опровергались бы. А важнейший принцип марксистской теории: мерять свой личный интерес интересами трудящихся - вещь, конечно, непростая, а подчас и болезненная. Во всяком случае, мерять этой меркой других  гораздо легче, чем себя самого…
     …Мы видим, как в один тугой узел завязано здесь и неверие в творческие возможности рабочего класса, и элементарное незнание фактов, и преклонение перед учебником-каноном и, уже как следствие, карикатурное представление о Жизни и неверие в самого себя.
     Возьмём факты. Философский труд В.И.Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» читали рабочие. А когда Владимир Ильич узнал, что благодаря этому они способны успешно полемизировать с ревизионистами от философии, удовлетворённо заметил: «Вот и доказательство того, что рабочие в состоянии разобраться в таком сложном вопросе! Они пролетарским чутьём понимают рабовладельческие идеи, преподносимые под видом «чистой науки». Это было тогда. А сегодня у нас десятки миллионов человек изучают марксистскую теорию в сети политического просвещения на заводах и шахтах, фабриках и рыболовецких судах, а не только в высших учебных заведениях.
     В деле этом есть, конечно, и трудности. Кто станет спорить. А они в том, что сегодня мало знать только формулы марксизма. Сегодня нужно владеть его методом. Учёный-большевик Владимир Викторович Адоратский по этому поводу вспоминает: «Бебель и Бернштейн, - говорил Владимир Ильич, - похоронили богатейшее наследство Маркса и Энгельса в четырёх толстых томах, которые будут читать только учёные дураки, вроде нас с вами. Необходимо сделать выборку важнейшего, сделать доступным широким кругам рабочих, сделать так, чтобы действительно подлинного Маркса читали».
     Что же до учебника и прочих компиляций… Вот мнение самих ребят: «Редкий учебник, изобилующий цитатами из трудов Маркса, Энгельса, Ленина, не искажает смысла сказанного классиками хотя бы из-за самого способа цитирования», - пишет студентка УПИ  Елена Рычина. «Да, по их трудам написано уже немало книг, доступных для среднего ума, и их вполне достаточно для отметки в зачётку. Да, эти книги – продукт деятельности человеческой головы.., но не твоей», - замечает студент философского факультета УрГУ  Х.Умаров.
     И это глубоко верно! Жил в античные времена большой учёный, которого звали Эвклид. Он давал уроки царю, и когда тот пожелал побыстрее и без труда овладеть наукой, учёный ответил: «Нет царского пути к геометрии!». Как и вообще в науке, добавим мы. С намёком на этот исторический факт почти две тысячи лет спустя великий немецкий мыслитель Гегель отметил: вопреки предупреждению Эвклида всё ещё находится немало любителей легкой жизни. Их «царский путь в науке» состоит в том, чтобы читать рецензии на философские произведения, да, пожалуй, предисловия и первые параграфы этих произведений. Однако, нельзя же мыслить за другого! – справедливо полагал он.
     Зато урок этот хорошо усвоили многие наши читатели. «Вы спрашиваете: «Марксизм без Маркса?» И я отвечу – «Нет!» – пишет в своём письме  студент УПИ  И.Вадимов. – Тех, кто изучает философию по верхам, по комментариям в учебнике. можно только пожалеть. Любой первоисточник классиков  марксизма-ленинизма  - это интереснейшая вещь. Разговор с умным человеком всегда полезен. А здесь идёт разговор именно с тобой, и на самом высоком уровне доверительности и конкретности». 
     Но о чём же  конкретно  он, этот доверительный разговор?
     Свидетельство Георгия Васильевича ЧИЧЕРИНА: «Дорабатываешь до конца свою собственную мысль – вот чему учился всякий при общении с Владимиром Ильичем. В.И.Ленин постоянно вышучивал со своим неподражаемым юмором всякую расплывчатую, неясную и недодуманную мысль. Его собеседник учился у него тому, что всякая человеческая мысль должна быть добросовестной работой, а не безответственным самоуслаждением или блефом. Пусть всякий учится у Владимира Ильича тому, что мысль есть нечто гораздо большее, чем настроение и инстинкт. Она должна быть логически доведена до конца». (Выделено мною – В.М.)
    
     КТО ДОБРОСОВЕСТНО МЫСЛИТ – ТОТ ДОБРОСОВЕСТНО ТРУДИТСЯ!  И наоборот. – Вот урок, преподанный нам Эвклидом, Гегелем и Лениным.
     А «мыслить добросовестно» – значит всегда видеть реальные противоречия жизни, разрешать и не бояться их. Не в этом ли и состоит ответ тому из «сердитых» участников нашей дискуссии, кто считает, что на производстве с тебя спросят, что ты сделал на «рабочем месте», а не что «из Маркса» прочитал…
     Умение делать своё дело толково, творчески, а не по шаблону люди издавна называли «умом». Ум – это способность или умение разрешать противоречия. Наукой о таком умении и выступает материалистическая диалектика. «Живой душой марксизма» называл её В.И.Ленин.
     В поисках  причин, почему порой усваивается лишь «анатомия» марксистской науки, её скелет, костяк, но не осваивается её «живая душа», наши читатели вполне закономерно приходят к проблемам преподавания. Итог их совместных раздумий можно выразить так: если иной студент изучает марксизм в отрыве от Маркса, то ведь иной преподаватель в отрыве от жизни его и преподаёт.
     Характерно, что если об этом несколько неуверенно и робко говорят студенты, то преподаватели – во весь голос, настойчиво и самокритично. «Если присмотреться чуть повнимательнее, то нетрудно увидеть, что иные преподаватели общественных дисциплин… грешат разного калибра ремесленничеством», - считает слушатель Института повышения квалификации при УрГУ  Н.Санников. «Если преподаватель… сам ежедневно не занят тяжелейшей, подчас мучительной умственной работой.., то он не сможет увлечь и студенческую аудиторию», - утверждает кандидат философских наук И.Мануйлов. «Если безнравственно формально усваивать марксистскую философию, то ещё более безнравственно формально её преподавать», - подытоживает А.Трахтенберг.
     Проблема эта, конечно, непроста. И чтобы в ней разобраться, как минимум нужно иметь в виду следующее: отношение преподавателя к студенту – это объективное общественное отношение, которое складывается между ними по поводу освоения марксистской науки и её отношения к реальной жизни. Помнить это следует для того, чтобы чётко разграничить, что здесь зависит от индивидуальных особенностей данного конкретного преподавателя или студента, а что, с другой стороны, зависит не от них.
     Вот пример. Выпускной экзамен по научному коммунизму  венчает мировоззренческую марксистско-ленинскую подготовку студента. Уже немало лет на нём мне приходится слышать довольно полные и бойкие ответы о коммунизме. Но вот что обычно настораживает и удручает. Как правило, даже самый зрелый выпускник, блестяще объяснив, что нужно для построения коммунизма, сплошь и рядом смолкает перед вопросом: «А для чего коммунизм нужен тебе самому?» Бывает, правда, что и не молчит. Одна из выпускниц, услышав этот нетрадиционный вопрос, вначале забеспокоилась, потом заметалась, а при повторном вопросе заплакала, приняв его… за провокацию со стороны экзаменаторов.
     Знать, для чего коммунизм нужен мне самому, равнозначно чёткому и ясному пониманию того, «что такое коммунизм» и как его создавать? В противном случае стираются все критерии, которые отличают марксистско-ленинское мировоззрение от всевозможных подделок под него, от самого обыкновенного мещанства. Приходилось слышать и такой ответ: «Коммунизм нам нужен для того, чтобы хорошо жить». На просьбу уточнить, что значит «жить хорошо», выпускник с чувством абсолютной уверенности в своей правоте ответил: «Это когда получаешь по потребностям».
     А ведь главный итог вековых раздумий, борьбы и труда (не только пятилетнего обучения в ВУЗе!) поколений и поколений людей состоит в том, что для человека самым высшим и самым интересным предметом в универсуме является всё-таки Человек. Со всеми его «несовершенствами». В этом и состоит суть марксистского общественного идеала. Под «человеком» тут имеются в виду массы людей, большинство людей, которое состоит из трудящихся как на поприще физического, так и на ниве умственного труда. Свободное развитие каждого как условие свободного развития всех – таков основной вывод научного коммунизма, главный пафос этой науки. Кто не понял этого, тот не понял в марксизме ровным счётом ничего, ибо обречён на то, чтобы путать и в жизни, и в науке цели коммунизма – с его средствами.
     Как же так случается, что блестяще усвоив, из чего состоит марксистская наука (= идеальный коммунизм), на самом финише учёбы студент забывает главное: о чём она? Объяснить это только личностью преподавателя или его слабой методической подготовкой было бы весьма наивно. Всё равно, что объяснять общественные явления не социологией, а психологией.
     Объяснение видится вот в чём. Обращаясь к преподавателю, студент вступает в духовные общественные отношения - с рабочим классом в целом. Поэтому уже с самого первого курса студент должен иметь дело не с кем-нибудь, а  с Преподавателем Марксистской Науки как таковой, с чьей помощью он обращался бы к реальным проблемам реальной Жизни.
     Но, увы! Имеет-то он дело с преподавателем «одного предмета», который по долгу службы на каждый последующий год отсылает своего подопечного не к Классу рабочих, а… в класс преподавателя «другого предмета» (истории партии, философии, политической экономии, этики, эстетики, научного атеизма и научного коммунизма). Каждый из них возделывает свою делянку, отвечает за свой участок марксизма, добросовестно делясь со студентом. И выходит, что знанием марксизма как такового со студентом «поделиться» некому. Парадоксально, но факт!
     В самом деле, вначале наш студент изучает философию. Он твёрдо помнит, что трактуется в этой науке о «наиболее общих законах природы, общества и мышления». Став старше, он приступает к изучению политической экономии, хорошо усвоив, что наука эта о производстве, распределении, обмене и потреблении материальных благ в обществе. И, наконец, завершая своё образование, он хорошо запомнит, что научный коммунизм изучает «социально-политические закономерности движения человечества по пути коммунизма»… Получив полагающуюся ему оценку и диплом, пережив первые радостные эмоции, наш студент в конце-концов не может не задаться вопросом:  ну хорошо, я познал законы, которым подчинена вся движущаяся материя. Знаю экономические законы, по которым движется материальная жизнь людей, их социально-политическая жизнь. Но вот незадача: знаю ли я, а как же мне жить?!
     Что такое недоумение возникает, зачастую оставаясь без квалифицированного ответа, свидетельствует то, что ответ на вопрос о сущности человека, смысле его бытия и предназначении в этом мире вчерашние (да и сегодняшние) студенты ищут нередко не у Маркса, а либо у модного Фрейда, либо в философской или художественной литературе экзистенциализма, либо, в ставших сегодня модными, восточных религиях, на худой конец в Евангелии или же в «атеистическом» мещанстве всякого рода. «Свято место» пусто не бывает. Должен же быть чем-то заполнен тот вакуум, который неизбежно проистекает из разделения труда в мировоззренческой подготовке студента. Ведь это – плата за «тихий переворот», происходящий у всех на глазах, а именно: когда юная душа учится не на «части» смотреть и видеть их с позиции Целого, но наоборот, самое целое знать и видеть лишь и только под углом зрения «частей»…
     Правомерно ли это разделение?..  А если представить дело так: устранить то, что мешает совпасть внутренней логике марксистско-ленинского мировоззрения и внешней форме организации педагогического процесса?
     Да, я именно об этом. О том, что вся многоступенчатая лесенка  марксистских наук должна быть пройдена студентом рука об руку с одним преподавателем. А потому и оценка его уникального мировоззренческого труда должна быть только по конечному результату: по тому, способен ли молодой человек видеть сегодняшний наш мир с позиций интересов рабочего класса, проявляя своё мировоззрение не столько в словах, сколько в чувствах, мыслях и делах.
     Если верно, что для студента нет царского пути в науке, то в ещё большей степени нет его для преподавателя. Да и быть не может!

                                                                         В. МОЛЧАНОВ,
                                                           Учёный секретарь Уральского
                           отделения Философского общества СССР, АН СССР.
                                              «На смену!»,  10 июля 1985 года,    тираж 155000.


Комментариев нет:

Отправить комментарий