Поиск по этому блогу

Загрузка...

Klark651

Loading...

суббота, 30 апреля 2016 г.

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих!

Нет нужды доказывать, что навязываемая сегодня работодателями и их слугами людям наемного труда идея «социального партнерства» есть фиговый листок для прикрытия дикой эксплуатации работников. Пролетариям (т.е. наемным работникам) наивно думать, что работодатели в инициативном порядке о них позаботятся. Действительно, надо быть круглым дураком, чтобы пойти на увеличение зарплаты тем, кто безропотно вкалывает и не просит прибавки.
Так же ясно, что просить (требовать) увеличения зарплаты по одиночке - самоубийство. Кто в этом сомневается – предлагаем попробовать. Вам тут же вправят мозги: «Не нравится – увольняйся! Никого не держим! В отделе кадров - очередь желающих!»
Как же трудящемуся добиться зарплаты, чтобы и на хлеб с маслом хватало, и на одежду, и на здравоохранение и полноценный отдых деньги были, и нормальную квартиру можно было купить, и на воспитание и учебу детей были гроши, а в старости, чтобы не пришлось нищенствовать и на похороны просить материальной помощи у работодателя? Ну, в общем, чтобы зарплата обеспечивала в полном объеме воспроизводство рабочей силы? А это сегодня, как рассчитали эксперты ООН, не меньше 3-х долларов США в час, на наши рубли, значит, – не меньше 14 тыс. в месяц для самого неквалифицированного работника (разнорабочего, например).

Как же заставить работодателей делиться и платить наемным работникам такую зарплату?
Экономическое средство давления на работодателей пролетарии придумали давно – это забастовка сплоченных в профсоюзы работников.
Но, оказалась, работодатели тоже не сидели, сложа руки, они упорно учились и преуспели в искусстве разобщать работников, покупать и подчинять профсоюзных лидеров, а с их помощью парализовать работу профорганизаций. Сегодняшние ФНПР-овские профсоюзы яркое тому подтверждение.
Чтобы оградить профсоюзы от этой коварной напасти, нужно хорошо изучить и понять способы и средства, которые используются работодателями для ослабления  и нейтрализации профсоюзов.
Может показаться странным, но сегодня наиболее сильнодействующим средством противодействия работникам в их стремлении добиться оплаты труда, обеспечивающей покрытие всех общественно необходимых издержек на воспроизводство рабочей силы, является коллективный договор.  Признавая право работников на объединение и коллективные переговоры, власть и работодатели всеми имеющимися у них средствами подталкивают рабочих к профсоюзной «борьбе» за зарплату, но через коллективный договор, то есть, сразу же разделяя работников по предприятиям.
Возможности работодателя повышать заработную плату в коллективном договоре рамках только своего предприятия, если такого повышения не происходит на предприятиях конкурентов, ограничено рыночной ценой на выпускаемую продукцию. Проще склонить к росту зарплаты сразу всех работодателей отрасли (т.е. заключив отраслевое соглашение), поскольку в результате такого роста издержек конкурентоспособность ни у одного работодателя не снижается. Поэтому колдоговор практически может быть использован только для подтягивания цены рабочей силы на данном предприятии до среднеотраслевой или решения каких-то местных проблем, которые, по существу, уровня цены рабочей силы не меняют.
И второе, все работающие на предприятии находятся в реальной зависимости от работодателя, поэтому в колдоговорном процессе директору всегда проще склонить к «сотрудничеству» профлидеров, работающих или работавших у него, или тех, кому предстоит вернуться на предприятие после окончания выборных полномочий, в отличие от лидеров регионального или российского уровня, напрямую не зависящих от администрации предприятий.
Чтобы добиться повышения заработной платы в разы (а сегодня именно такая задача стоит перед наемными работниками России) профсоюзы должны обеспечить координацию своих требований на отраслевом уровне и в масштабах страны,  и солидарно ставить задачу увеличения минимального размера оплаты труда до мирового стандарта –не менее 3 долларов США в час (т.е. 14 тыс. руб. в месяц).
Катастрофические последствия для российских профсоюзов имеют неоправданно широкие уставные права аппарата профсоюзных организаций, при том, что наемные работники фактически лишены возможности контроля за этим аппаратом из-за закрепленной в уставах ФНПР отстраненности рядовых членов профсоюзов от реальных процессов формирования профорганов.
В результате профсоюзный аппарат фактически независим от рядовых членов (предоставлен сам себе) и является легкой добычей работодателя.
Для нейтрализации этого средства ослабления профсоюзов необходим целый ряд организационных мер:
1. Члены профсоюза должны иметь уставное право объединяться по интересам в группы и фракции и не только внутри первички, но и на городском, областном и российском уровнях без чьего-либо разрешения, а не только быть членами «своей» профгруппы, «своей» цеховой организации, «своей» первички. Такие профсоюзные формирования по интересам должны иметь право обращения, в том числе через профсоюзные издания к членам профсоюза, его профорганизациям и профсоюзу.
2. Закрепить в уставе профсоюза порядок, когда отчетные собрания, конференции, съезды и формирование состава кандидатов для выборов готовит не отчитывающийся орган, а специально созданный профорганизацией для этой цели на время выборной кампании коллегиальный орган, в котором не могут участвовать члены отчитывающегося органа, только так можно обеспечить объективность оценки работы профоргана, полномочия которого завершились, и выбрать на очередной отчетный период достойных.
3. Выбирать профлидеров должны все члены профсоюза (прямые выборы), а не только выборщики (делегаты конференций и съездов).
4. Каждый член профсоюза должны иметь уставное право ознакомления с любым документом профсоюза, в том числе с любым бухгалтерским документом профсоюза.
Имеющиеся сегодня в обществе преграды для реализации гражданами свободы слова и собраний лишают и членов профсоюза (как граждан) свободного общения и возможности обсуждения своих насущных проблем. В результате общественное сознание искажается. Решение этой проблемы возможно только при ликвидации государственной монополии на электронные средства массовой информации и другие СМИ.
Следует заметить, что решение этой задачи не может быть осуществлено в рамках экономической борьбы пролетариата. Эта задача явно политическая, но в ее решении крайне заинтересованы наемные работники, более других страдающие от имеющегося зажима свободы слова.
Еще одним мощным средством ослабления профсоюзов на протяжении десятков лет является законодательное закрепление права «слуг» работодателя на членство в одном профсоюзе с его наемными работниками, такая «пятая колонна», скрытно действуя в профсоюзе в соответствии с директивами шефа, торпедируют единство и боевитость профорганизаций.
Вот почему в профсоюзах, созданных и создаваемых по выбору самих работников, членство лиц из команды работодателя должно быть запрещено.
Ту же цель – ослабление профсоюза – преследует узаконенная практика получения освобожденными профсоюзными лидерами денежных и других вознаграждений от работодателей, в результате «купленные» профлидеры попадают в прямую зависимость от работодателя и предают интересы членов профсоюза.
Установить закрепленный уставом профсоюза запрет на получение освобожденными профсоюзными лидерами денежных и других вознаграждений от работодателей, конкретный размер и частота получения которых не прописана в коллективном договоре (соглашении), – насущная задача сегодняшнего дня для наемных работников – членов профсоюзов.
Находкой работодателей является еще одно средство торпедирования обновления профсоюзов: при создании свободных профсоюзов работники согласно уставам ФНПР-овских профсоюзов лишаются права пребывания в последних, именно так аппарат старых профсоюзов избавляются от активистов, ставших на путь борьбы за права и интересы пролетариев. Поскольку добиться отмены этой драконовской меры аппарата вряд ли удастся в обозримой перспективе, профсоюзные активисты (члены ФНПР-овских профсоюзов) могут-таки вести настоящую профсоюзную работу и сплачивать вокруг себя работников против продажного аппарата существующих профсоюзов, объединяясь с единомышленниками в рамках своих предприятий, а также в городские, территориальные и региональные организации Общероссийского движения членов профсоюзов за демократизацию.
Такое Движение сегодня еще не оформилось, но выстраиваемые межрегиональные связи и деятельность свободных профсоюзов с широкой российской географией их становления хорошее тому начало. Подчеркну, для участия в работе Движения, нет нужды выходить из ФНПР-овского профсоюза (хлопать дверью) – участие в его деятельности личное дело каждого. А вот сообща попортить кровь ФНПР-овским продажным бонзам, активизировать товарищей к борьбе, подталкивать людей к активной защите своих прав и интересов, искать связи с единомышленниками и находить их за рамками своего цеха, предприятия, города, области – у участников Движения богатые возможности.
Можно и кассу структуры Движения учредить, правда, деньги придется собирать вручную, но эта процедура сплачивает людей и лишает работодателя возможности контролировать и тормозить процесс наращивания мощи объединения, также можно наладить и выпуск так необходимой сегодня настоящей профсоюзной газеты, ведь главная проблема людей труда – их разобщенность, неосведомленность о реальном положении пролетариев на предприятии, в городе, стране.
Нет сомнения, что чем теснее контакты активистов профсоюзов, не ограничивающих свои организации профессиональными,  производственными рамками, чем интенсивнее обмен информацией между ними и взаимная поддержка, тем сильнее нарастающее свободное профсоюзное движение, тем быстрее будет решена задача существенного повышения цены рабочей силы всех тех, кто сегодня работает по найму за гроши.
Иван Курганский

Комментариев нет:

Отправить комментарий