Поиск по этому блогу

Загрузка...

Klark651

Loading...

суббота, 30 июля 2016 г.

Ограбление государства поставлено на поток

Банкстеры

Разорение банков поставлено на конвейер, а расплачивается за все государство — то есть налогоплательщики
22.07.20 16 
14 июля ЦБ отозвал лицензию рязанского ООО РИКБ «Ринвестбанк». К банкротству банка, предположительно, может быть причастна команда, собранная финансистом Владимиром Романовым. В послужном списке «команды Романова» это уже третий «лопнувший» банк. До этого были банк «Электроника» (лицензия отозвана 25 декабря 2008 года) и Сберкредбанк (лицензия отозвана 18 марта 2014).

Самобанкротство Ринвестбанка

Ринвестбанк был готов к банкротству еще в мае. Но когда в рязанской прессе появилась информация о трудностях с выдачей денег клиентам, менеджмент банка отреагировал стремительно — 13 мая было распространено такое сообщение: «… слухи о введении очереди на получение вкладов, процентов независимо от их размера являются лживыми и не имеют под собой реальных фактов». При этом банк припугнул, что оставляет за собой право обратиться в Арбитражный суд с исками к СМИ «…о возмещении ущерба, полученного в результате распространения неподтвержденной, непроверенной, ложной информации, наносящей ущерб деловой репутации и, как следствие, осложняющей деятельность банка».
Прошло полтора месяца, и 5 июля Ринвестбанк снова заявил о намерении обратиться в Арбитражный суд. Только не с исками к СМИ, а с заявлением о признании банка банкротом.
Это коллегиальное решение собрания учредителей банка было принято накануне, 4 июля. Тогда же учредители проголосовали и за направление в Центробанк ходатайства «…об аннулировании лицензии ООО РИКБ «Ринвестбанк» на осуществление банковских операций». А клиентов банк успокоил: не переживайте, мы входим в систему обязательного страхования вкладов, и АСВ вернет вам деньги. Держитесь!
В сообщении Ринвестбанка, распространенном в мае, тоже подчеркивалась забота. И не только о клиентах, а обо всем регионе. Мол, распространение негативной информации «…оказывает существенное влияние на ухудшение благоприятного экономического и социального климата Рязанского края, а также несет в себе риски социального характера, связанные со спокойствием, уверенностью и здоровьем Клиентов Банка». Именно так: словосочетание «Клиентов Банка» — с больших букв.
Демонстративно уважительное отношение к частным вкладчикам вполне объяснимо. В течение двенадцати месяцев, с 1 июня 2015 года, в Ринвестбанке резко, на 61,1%, увеличились вклады физических лиц. С 3,62 до 5,83 млрд рублей. То есть рязанцы, поверив навязчивой рекламе, массово открывали в банке депозитные счета на год и больше. Привлеченные средства банк тут же выдавал в виде кредитов юридическим лицам. На 1 июня кредитный портфель банка составлял 5,06 млрд рублей. И у меня есть основания предполагать, что львиная доля кредитов была выдана «дружественным» фирмам под залог сомнительных активов с минимальными шансами возврата денег.
А инициатива самобанкротства банка, как мне кажется, — это изощренный способ уйти от ответственности за доведение банка до крушения.
Подозрения в причастности менеджмента к крушению банка возникли при изучении корпоративной переписки ООО «Управляющая компания «Навигатор». УК «Навигатор» формально не имеет никакого отношения к ООО РИКБ «Ринвестбанк», но судя по переписке, попавшей в распоряжение «Новой», именно в «Навигаторе» принимались стратегические решения, связанные с деятельностью как Ринвестбанка, так и Сберкредбанка, у которого отозвали лицензию, напомню, в 2014 году.
Очень часто в переписке фигурирует финансист Владимир Романов, отдающий распоряжения, то есть, можно предположить, фактически руководивший топ-менеджерами банков как минимум в период, предшествующий отзыву лицензий.

Фактор Романова

Выпускник экономического факультета МГУ Владимир Романов попал в поле зрения «Новой» еще три года назад, когда отдел расследований газеты занялся изучением хитроумных схем, при помощи которых из банка «Электроника» выводились деньги. Романов возглавлял этот банк до самого начала процедуры банкротства. И именно под его руководством незадолго до отзыва лицензии было выдано 49 странных кредитов на сумму 3,108 млрд рублей. Все 49 кредитов были предоставлены на приобретение ценных бумаг — векселей. При этом протоколы заседаний правления банка о выдаче кредитов подписывал лично Романов.
Примененная схема была предельно примитивна. Регистрировались фирмы-однодневки, которые открывали в банке «Электроника» расчетные счета и устанавливали систему «банк–клиент», позволяющую совершать операции по счету, обмениваться документами и информацией с банком без посещения офиса кредитной организации. На эти фирмы-однодневки оформлялись кредиты, которые тут же перекидывались на счета других предприятий по договорам вексельных займов. Эти организации могли быть как легально действующими, так и такими же фантомами-однодневками, которым были выданы банковские кредиты. Они, в свою очередь, перекидывали деньги в третьи фирмы, которые тоже «рассчитывались» векселями.
Дальше у фирм-кредитополучателей под видом поставки несуществующего товара или оказания каких-либо услуг искусственно создавались финансовые обязательства перед организациями следующего эшелона финансовой схемы… Поскольку у всех организаций, в ней задействованных, были открыты счета в банке «Электроника», создавалась видимость мощного денежного потока. Что позволяло банку сдавать в ЦБ вполне приличные отчеты.
Но в результате движения денег и векселей в течение очень короткого времени легально действующие организации получали в свое распоряжение финансовые средства от фирм-однодневок, на которые были оформлены кредиты. При этом они не имели перед «Электроникой» никаких обязательств. А банк не имел никаких правовых оснований для предъявлений претензий конечным получателям денег, потому что формально никаких заемных средств им не предоставлял. В то же время с организаций, на которые первоначально оформлялись кредиты, взять было нечего — их счета были обнулены (подробности в «Новой» №45 от 25 апреля 2014).
По факту краха «Электроники» ГСУ при ГУВД Москвы возбудило уголовное дело №304286 по статье 196 УК РФ («Преднамеренное банкротство»). Следствие установило, что с 29 октября 2007 года по 20 октября 2008 года банк выдал 8,992 млрд рублей кредитов без обеспечения в виде залогов или поручительства. Но сотрудникам ГСУ так и не удалось обнаружить по месту регистрации фирмы, которым выдавались кредиты. В итоге в марте 2013 года уголовное дело было закрыто. Пресс-служба ГСУ при ГУВД по Москве три года назад сообщила, что в результате проведенных экспертиз не было обнаружено состава преступления в действиях сотрудников банка.
Агентство по страхованию вкладов (АСВ) попыталось в Арбитражном суде взыскать с Владимира Романова ущерб, нанесенный банку. Но безрезультатно.

Как «утонул» Сберкредбанк

В то время, пока я разбирался в схемах вывода денег из банка «Электроника», Владимир Романов не сидел сложа руки. Он сколотил новую команду и пришел в Сберкредбанк. Но поскольку сам он в этом банке не занимал никаких должностей, о его возможной роли в крушении этого банка мы узнали только сейчас. Из корпоративной переписки УК «Навигатор». В Сберкредбанке была применена другая схема.
Рассказывают бывшие сотрудники и клиенты Сберкредбанка, пожелавшие сохранить анонимность:
«Деньги выводились через выдачу кредитов под залог активов. При этом и кредитополучателями и залогодателями были компании, контролируемые Владимиром Романовым. В последующем председатель правления банка Всеволод Львов аннулировал договоры залога. В результате банк оставался и без денег, выданных в кредит, и без залога.
Конкретный пример. Московская компания «Авиадедал» владела физкультурно-оздоровительным комплексом на улице Барышиха, стоимостью около 1 млрд рублей. Под залог комплекса был выдан кредит около 1 млрд рублей. Но кредит был оформлен как на «Авиадедал», так и на предприятие «Альтиресурс». В последующем была произведена замена заемщика. Вместо «Альтиресурса» им стала компания «Ратерен». Практически параллельно сменился и собственник физкультурно-оздоровительного комплекса. Им стало ООО «Лесной остров».
«Точно так же выдавались кредиты под залог имущества ООО «Твое время», которое выступило залогодателем по кредиту, выданному фирме «Регалпроморг». Это был неплохой залог: нежилые помещения в Твери, право собственности на землю в тверском пригороде, в поселке Химинститут, — всего приблизительно на 100 млн рублей. Но вскоре залогодатель был выведен из Сберкредбанка.
Точно так же были оформлены кредиты, по которым залогодателем выступило ООО «Агрофуд», владеющее около 10 тыс. гектаров пашни в Воронежской области. Но уже по накатанной схеме вскоре после оформления кредита производилась замена поручителя».
Мне удалось дозвониться до бывшего председателя правления Всеволода Львова. Но он заявил, что отвечать на вопросы по телефону не будет, а встретиться со мной он не сможет, поскольку в ближайшее время у него не будет времени.
Когда у Сберкредбанка отозвали лицензию и в банк пришли конкурсные управляющие, назначенные АСВ, выяснилось, что большинство компаний, числящихся залогодателями по кредитам, на самом деле пустышки, в активе которых практически нет ничего, кроме долгов. В итоге АСВ, выплатив деньги вкладчикам, потеряло около 6 млрд рублей.

Дежавю

Имущество, закладывавшееся под кредиты Сберкредбанка, после краха этого банка никуда не исчезло, а оказалось в залогах по кредитам, выданным… рязанским Ринвестбанком. К примеру, 1257,1 кв. метров нежилых помещений в Пролетарском районе Твери, принадлежащие ООО «Твое время», находятся в «Договоре ипотеки (залога недвижимости)» №0006/ЮЗ2-15 от 11 ноября 2015 года, заключенном между собственником и банком.
Московская недвижимость, некогда принадлежавшая компании «Авиадедал» и перекинутая в ООО «Лесной остров», сейчас тоже находится в залоге «Ринвестбанка». Правда, кредиты, выданные под залог этой недвижимости, превышают ее реальную стоимость. Может, именно поэтому эти активы не стали уводить — чтобы сделки не выглядели криминальными. Да и конкурсные управляющие смогут хоть что-то вернуть. И это «хоть что-то» позволит членам «команды Романова» избежать уголовного преследования.

Команда Романова

В корпоративной переписке «Навигатора» всплывают десяток фамилий. О роли каждого из членов «команды Романова» в выводе денег вкладчиков Сберкредбанка и Ринвестбанка можно написать отдельную брошюру, раскрыв и связь этих персон с Романовым. Но остановимся только на председателе правления Ринвестбанка, одновременно занимающем должность заместителя председателя совета директоров банка, Максиме Ткачеве.
С сентября 2009 года по апрель 2014-го Ткачев работал генеральным директором «Навигатора». С сентября 2011 года по совместительству он возглавлял и ООО «Лайт-Инвест». А уволился он из этого ООО лишь в апреле прошлого года.
И к «Навигатору», и к «Лайт-Инвесту» самое непосредственное отношение имеет Владимир Романов. Дело в том, что Романов — единственный акционер ЗАО «Компания «АПЕЛЛА-1» с нешуточным уставным фондом в 110 миллионов рублей (к слову, именно это ЗАО владело 14,16% акций банка «Электроника»). По данным ЕГРЮЛ, «АПЕЛЛА-1» владела 99,9% уставного капитала (299 970 000 руб.) ЗАО «ЭКОФИНАНС». В свою очередь, с 18 августа 2010 года «ЭКОФИНАНС» — единственный учредитель ООО «Лайт-Инвест» (уставной фонд — 260 724 500 руб.). Напомню, именно этой компанией с сентября 2011 года руководил Максим Ткачев.
Уже упомянутое ЗАО «ЭКО­ФИ­НАНС», контролируемое Влади­ми­ром Романовым, единственный акционер еще одного предприятия — ЗАО «Профессиональные стандарты» (уставной фонд — 300 000 000 руб.). А это ЗАО — один из учредителей того самого «Навигатора», где фактически принимались стратегические решения по двум банкам — Ринвестбанк и Сберкредбанк.
Несколько дней пытался связаться и с Владимиром Романовым, и с Максимом Ткачевым, чтобы получить их комментарии. Но звонки на мобильные они оба проигнорировали.


Атомный след

Когда обанкротилась «Электроника», в банке «сгорели» деньги и такой серьез­ной организации, как «Росатом». Это могло показаться случайностью. Но «атомный след» проявился и в Ринвест­банке.
Смотрите сами. В совет директоров банка входит некто Сергей Малинов. С 2006 по 2010 год он работал заместителем генерального директора ОАО «Концерн Росэнергоатом». С апреля 2010 года по май 2011-го Малинов трудился советником генерального директора ОАО «Атомэнергомаш». На предприятиях, входящих в госкорпорацию «Росатом», работал и Павел Витальевич Романов. Возможно, это случайное совпадение, но фамилия, имя, отчество, дата рождения топ-менеджера Росатома полностью совпадают с персональными данными родного брата Владимира Романова, бывшего официального руководителя банка «Электроника», который, предположительно, мог иметь отношение к обезденеживанию Сберкредбанка и Ринвестбанка.
Таким образом, в трех банках, предположительно, одни и те же люди, применив различные схемы, вывели миллиарды рублей, а с кинутыми вкладчиками рассчиталось Агентство по страхованию вкладов — то есть государство.

Комментариев нет:

Отправить комментарий