Поиск по этому блогу

Klark651

Loading...

понедельник, 3 июля 2017 г.

РОССИЯ СПОЛЗАЕТ В ЧЕРНУЮ БАНКОВСКУЮ БЕЗДНУ

ПРОФЕССОР КАТАСОНОВ: РОССИЯ СПОЛЗАЕТ В ЧЕРНУЮ БАНКОВСКУЮ БЕЗДНУ

Валентин Катасонов 

Мало кто в стране осознает масштаб внутренних финансовых угроз

В прошлом месяце я опубликовал статью«„Черные дыры“ российских банков» и предполагал на этой теме поставить точку. Хотя бы временную. Но жизнь не дает скучать, появляется дополнительная информация, которая заставляет меня вернуться к поднятой проблеме. Ситуация в банковском мире более драматичная, чем я думал еще месяц назад.

Приведу выдержки из упомянутой статьи: «По оценкам самого Банка России, с середины 2013 года общий размер выявленных им „дыр“ в балансах проблемных банков превысил 1 трлн. рублей. Базируясь на данных Банка России, можно посчитать, что объем „дыр“ в капитале банков, лишившихся лицензий с середины 2013 года до конца 2016 года, составил 2,2% ВВП». Напомню читателю, что под «дырой» понимается разрыв между активами и пассивами банков из-за того, что банки занимаются фальсификацией финансовой отчетности, преувеличивая свои активы и занижая реальные пассивы (обязательства). Балансы многих банков правильнее назвать «дисбалансами». Данный феномен можно также назвать «банковскими ножницами»: реальные активы не растут или даже сокращаются (на фоне быстрого роста «рисованных» активов), а реальные обязательства растут, и разрыв между первыми и вторыми непрерывно увеличивается.

Конечно, я понимал, что оценка масштабов банковской «дыры» Росси Центробанком явно занижена. Как она может быть равной 1 трлн. рублей, если, по данным самого Центробанка и Агентства страхования вкладов (АСВ), «дыра» только одного банка «Пересвет», лицензия которого была отозвана осенью прошлого года, равняется 103,6 млрд руб. А у Внешпромбанка (лицензия была отозвана в начале 2016 года) «дыра», по оценкам Банка России, составила 210 млрд руб. (на сегодняшний день считается рекордной величиной). А ведь с 2013 года лицензий лишились 330 банков и практически у каждого была хотя бы «дырочка», а у иного банка зияла «дырища». Но я решил тогда не углубляться в собственные оценки и довольствовался «консервативной» цифрой Центробанка в 1 трлн. руб.

На днях международное рейтинговое агентство S&P опубликовало доклад о состоянии российского банковского сектора. Ключевой показатель указанного доклада — размер «дыры» банковского сектора РФ. Оценка шокирующая — 11 трлн. рублей. Это на порядок больше той цифры, которая обнародовалась Банком России и которую я привел в предыдущей статье. Это уже не «дыра», это настоящая «бездна». Чтобы был понятен масштаб этой «черной бездны», скажу, что общая сумма банковских кредитов нефинансовому сектору в настоящее время составляет 46,2 трлн. рублей. Сумма «дыры» эквивалентна 75% годовых доходов бюджета РФ и почти втрое больше, чем государство потратило на поддержку банков за последние 10 лет.




Агентство S&P констатирует непрерывный рост «дыры». Причем его оно объясняет не только ростом фальсификаций финансовой отчетности банков, но также более объективными причинами. А именно: ухудшением качества выданных кредитов, что, в свою очередь, порождается ухудшением экономического положения клиентов банков, их растущей неспособностью обслуживать и погашать кредиты. По оценке агентства, от 20% до 24% всех выданных в РФ кредитов находятся в проблемной зоне — они либо в принципе не обслуживаются, либо платежи поступают с просрочкой. Речь идет как о займах бизнесу, так и о потребительском кредитовании.

Доклад агентства S&P можно дополнить выступлениями ряда экспертов и официальных лиц в течение последнего месяца, которые содержат интересные детали по теме «банковских дыр». К сожалению, прошло почти незамеченным выступление замглавы Агентства по страхованию вкладов Марии Филатовой на Петербургском международном юридическом форуме в мае месяце. Банкротство 80% российских банков, лишившихся лицензии ЦБ, носит криминальный характер, при этом должники таких кредитных организаций также зачастую уходят в процедуру банкротства, пытаясь спастись от долгов.

Признание важное. Пять лет назад в интернете появилась лекция (видео) бывшего банкира А.Е. Лебедева на тему «Глобальная коррупция в банковском мире». Бывший банкир заявил тогда, что ему на тот момент (апрель 2012 года) не было известно ни одного случая так называемого «рыночного» банкротства российского банка. Все эти «банкротства» были элементами хорошо спланированных акций по выведению банкирами активов в «безопасные зоны» (т.е. за границу, преимущественно в офшоры). Тогда Александра Лебедева пытались обвинять в «предвзятости» и даже «клевете». А сегодня этот «медицинский факт» криминальной природы банковских банкротств признает высокопоставленный чиновник.

Но следующее заявление Марии Филатовой даже более сенсационное, чем оценка «черной дыры» банков, сделанная агентством S&P. «Если говорить о качестве активов (таких) кредитных организаций, то при их балансовой себестоимости 100% их реальная ликвидационная стоимость — всего 12%», — сообщила чиновница. Что же получается? 88% активов банков — виртуальные? В абсолютном выражении это 40,7 трлн. руб. Почти в четыре раза больше, чем оценка «черной дыры», сделанная агентством S&P. Напомню, что в прошлом году доходная часть бюджета РФ составила 13,7 трлн. руб. Получается, что «дыра» эквивалентна трем годовым бюджетам РФ. Тут действительно больше, чем «дыра» (ее все-таки можно заделать), тут настоящая «черная бездна»! Это более чем на порядок превышает суммы, которые были направлены на поддержку российских банков нашими финансовыми властями за последнее десятилетие. Никаких денег не хватит для того, чтобы заделать «черную бездну».

Приведенные цифры описывают лишь одну сторону «медали», а именно активы. Другая сторона «медали» — пассивы. Тут даже АСВ воздерживается от каких-то агрегированных оценок фальсификаций. Сегодня, когда Банк России начинает совместно с АСВ изучение документов банка, у которого отобрали лицензию, почти всегда выплывают «забалансовые» обязательства в виде банковских депозитов. Известно, что АСВ предоставляет гарантии по вкладам физических лиц на сумму до 1,4 млн руб. Но по «забалансовым» депозитам АСВ возмещения не производит. Фактически банки воруют деньги у населения, причем клиенты об этом не подозревают.

Проблема забалансовых вкладов была обнаружена в 2014 году. В Мособлбанке после отзыва лицензии были обнаружены неучтенные вклады на 76 млрд руб. Позже такие схемы были выявлены в банках «Екатерининский», Мико-банке, Кроссинвестбанке, Стелла-банке, Мострансбанке, Арксбанке. «Рекордсменом» за последние 1,5 года стал Арксбанк — к моменту отзыва лицензии в июле 2016 года у него набралось 32 млрд руб. неучтенных вкладов. Конечно, не всегда банки идут на открытие забалансовых счетов с явной целью украсть деньги вкладчиков. Иногда они это делают с целью обойти нормативы Центробанка, ограничивающие масштабы привлечения средств. Но клиентам банков после банкротства депозитно-кредитных организаций от этого не легче.

По статистике АСВ, за 2016−2017 годы объем забалансовых вкладов в банках с отозванной лицензией составил 61 млрд руб., пострадали 73 тыс. вкладчиков. Впрочем, не всегда можно оценить реальные масштабы забалансовых вкладов даже после того, когда банк лишается лицензии и финансовый регулятор начинает «глубокое бурение». Недавно Центробанк отозвал лицензию у банка «Камский горизонт». Выяснилось, что у него было много забалансовых вкладчиков. Однако восстановить картину пока не удается, поскольку в банке были уничтожены все источники информации о забалансовых вкладах.

На этой неделе, в понедельник (26 июня), спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко выступила на заседании межрегионального банковского совета на тему забалансовых (читай криминальных) операций банков. По ее словам, в прошлом году с депозитов граждан банкирами было украдено 57 миллиардов рублей — деньги принимались в кассу, но в отчетности не отражались, утекая, как правило, в неизвестном направлении. «С учетом того, что этот процесс идёт давно, можно уверенно говорить о потерях на забалансовых вкладах более 100 миллиардов рублей», — сказала Матвиенко.

В немалой степени эффект «банковских ножниц» усиливается по причине того, что банки в целях фальсификации своей финансовой отчетности вступают в сговор с другими институтами. Прежде всего, с аудиторами, которые призваны обеспечивать достоверность отчетности и оказывать банкам-клиентам содействие в ликвидации разных «перекосов» в их бизнесе. На деле, аудиторы оказываются соучастниками банковских преступлений, способствуют росту «банковских дыр». Так, после отзыва лицензии у упомянутого выше Внешпромбанка («дыра» в балансе 210 млрд руб.), ЦБ обрушился с критикой на работу аудиторов. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина отмечала, что около 50 аудиторских компаний безоговорочно заверили отчетность 150 банков, где позже регулятор обнаружил признаки недостоверности.

Также в сговоре с банками оказываются некоторые институты рынка ценных бумаг. Прежде всего, регистраторы и депозитарии ценных бумаг. Стало нормой, когда указанные институты выдают банкам фиктивные справки и документы о якобы имеющихся у банков бумагах. В 2010 году схему с фиктивными выписками из депозитариев использовали банки Матвея Урина («Славянский» и «Монетный дом», Традо-банк, Донбанк, Уралфинпромбанк, Соцгорбанк, все они лишены лицензий). Данный вид фальсификации даже получил название «схема Урина». Для борьбы с этим злоупотреблением ЦБ сформировал «белый» список депозитариев и регистраторов, и, если банки пользовались услугами компаний не из этого списка, под эти бумаги ЦБ требовал создавать повышенные резервы. Впрочем, эта мера не искоренила до конца использование «схемы Урина».

Отзыв лицензии и банкротство банка — настоящая трагедия для вкладчиков. Банкротства за последнее десятилетие зацепило в общей сложности несколько миллионов граждан. Правда, большинство из них отделались испугом. Поскольку с 2003 года работает Агентство страхования вкладов (АСВ), которое покрывает потери вкладчиков в пределах установленного лимита (сначала он был равен 0,7 млн руб., в настоящее время — 1,4 млн руб.). Потери все-таки есть. Во-первых, не компенсируются потери, превышающие лимит. Во-вторых, почти не компенсируются потери забалансовых депозитов.

А за все время существования госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов» вкладчикам обанкротившихся банков были выплачены компенсации на общую сумму чуть более 1,2 трлн. рублей. Всего страховое возмещение получили 2,5 млн. россиян. Глава АСВ Юрий Исаев сообщил, что физлица получают обратно примерно 70% ранее доверенных банку средств.

Но на самом деле жертв банкротств банков в России гораздо больше. Юридические лица компенсаций от АСВ не получали, а компенсации за счет реализации активов банкрота часто оказываются символичными. По данным Юрия Исаева, покрытия ущербов юрлиц — не более 17%. И эту ситуацию он назвал «трагической». А вот признание заместителя руководителя АСВ Филатовой (на которую я уже ссылался выше): «В настоящее время у нас более 4 500 дел о банкротстве должников ликвидированных банков. Общая сумма требований, которые поставлены в реестр, составляет более 400 миллиардов рублей. Такие процедуры открыты в 185 банках, и, к сожалению, лишь в 38 кредитных организациях есть какие-то поступления в этой части».

Что стоит за этими сухими цифрами руководителей АСВ? Банкротства тысяч и тысяч компаний, потерявших свои деньги в банках. А это, в свою очередь, означает потерю сотен тысяч или даже миллионов рабочих мест. Поэтому Юрий Исаев и назвал ситуацию «трагичной».

К сожалению, мало кто в России до конца осознает масштаб угроз, которые исходят из «черной бездны» банковского мира. Эта «бездна» напоминает вулкан в Йеллоустонском заповеднике, который в любой момент может «заработать» и уничтожить пол-Америки. В «черную бездну» банков может провалиться пол-России. Это будет страшнее, чем ракетно-ядерный удар из-за океана.

Комментариев нет:

Отправить комментарий